16+
Регистрация
РУС ENG

Зачем промышленные компании инвестируют в устойчивое развитие - Обзор прессы - Энергетика и промышленность России

21.04.2021 11:11:31 "Ведомости" Мария Иванова

Труба – это длинный полый предмет круглого сечения, сообщает нам Большой толковый словарь. Вещь очень нужная во множестве отраслей экономики, но в представлении многих предельно прозаическая. Как производство труб может быть связано с экологией и социальной ответственностью? Очень даже может и должно, утверждают эксперты McKinsey в исследовании «The ESG premium: новые взгляды на ценность и производительность».

По данным McKinsey, компании, уделяющие внимание принципам ответственного инвестирования (экология, социальное развитие и корпоративное управление – environmental, social, governance, сокращенно ESG), уже сейчас оцениваются в среднем на 10% дороже менее социально ответственных конкурентов, а в будущем значимость этого фактора будет только расти.

Россия пока отстает от глобального тренда: более 80% российских компаний реального сектора не имеют стратегии устойчивого развития, свидетельствуют данные опроса рейтингового агентства «Эксперт РА», проведенного в феврале 2021 г. среди 150 компаний. Осведомленность российских компаний об ESG крайне низкая, буквально 2–3 топ-менеджера знают, как внедрить практики ответственного финансирования в бизнес-процессы, говорил Михаил Бабенко, директор программы «Зеленая экономика» Всемирного фонда дикой природы, на мартовской конференции «Будущее рынка устойчивого финансирования в России».

Однако ситуация меняется: например, ответственное отношение к экологии стало одной из составляющих портфолио крупных компаний, которые хотят получить доступ к перспективным клиентам и контрактам, рассказал «Ведомости&» гендиректор Трубной металлургической компании (ТМК) Игорь Корытько.

Мода или необходимость

«Включение элементов ESG в корпоративную стратегию и отчетность сигнализирует о том, что компания думает о своей будущей жизнеспособности и доходности. Это музыка для ушей инвесторов, которые заботятся о долгосрочном здоровье своих портфелей», – пишет PwC на сайте в разделе, посвященном отчетности ESG. По данным Bloomberg, стоимость мировых активов, объединенных по различным ESG-критериям, превысит $53 трлн к 2025 г., что составит более трети из $140,5 трлн совокупных активов под управлением, напоминают аналитики Альфа-банка в исследовании «Металлургический сектор на пороге нейтральности». Объем средств ESG-ориентированных фондов и биржевых фондов превысил $218 млрд в 2020 г., увеличившись почти в 2,5 раза по сравнению с предыдущим годом, пишут авторы исследования.

Инвесторы переписывают свои стратегии таким образом, чтобы исключать из портфеля те компании, которые не соответствуют показателям ответственного финансирования, подчеркивает Максим Худалов, старший директор, руководитель группы оценки рисков устойчивого развития Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА).

Действительно, 91% институциональных инвесторов во всем мире, которых опросила в 2020 г. консалтинговая компания EY, заявили, что нефинансовые показатели (т. е. как раз ESG. – «Ведомости&») компаний играют ключевую роль в принятии инвестиционных решений.

Именно требования инвесторов стали главным мотивирующим фактором для инициатив компаний в области экологической устойчивости, говорится в исследовании Deloitte «Проверка климата 2021: взгляд бизнеса на экологическую устойчивость».

Такое внимание просто объяснить. В мировой практике капитализация компаний – эмитентов акций, которые уделяют внимание ESG-тематике, растет в 3 раза быстрее, чем компаний, которые этой повесткой не занимаются, рассказала заместитель председателя правления Россельхозбанка Анна Кузнецова на мартовской конференции «Будущее рынка устойчивого финансирования в России».

Поэтому компании, не оправдывающие ожиданий инвесторов в отношении экологических, социальных и управленческих факторов (ESG), рискуют потерять доступ к рынкам капитала, предупреждает Мэттью Нельсон, руководитель службы EY в области глобального изменения климата и устойчивого развития.

Российские компании не останутся в стороне. Правительство и Банк России к 1 сентября должны разработать «план мероприятий по снижению рисков возможного негативного влияния на российскую экономику и финансовые рынки из-за сокращения спроса со стороны участников глобального рынка капитала на активы с высокими климатическими рисками». Таково поручение президента России Владимира Путина по итогам совещания, прошедшего в начале марта 2021 г.

Кроме того, компаниям с низкими ESG-оценками будет трудно выходить на международные рынки и работать с международными регуляторами, отмечает Худалов. В качестве примера он приводит действующий на европейском рынке сбор, взимаемый за выброс при производстве газа диоксида углерода (CO2, 42 евро за 1 т. – «Ведомости&»). «Возможность доказать, что компания снижает углеродный след при производстве, – это не маркетинг, это реальные и ощутимые операционные расходы», – говорит Худалов.

Стремление соответствовать принципам ESG стимулирует компании разрабатывать и внедрять технологии декарбонизации, разрабатывать продукты для новых энергоносителей, вести диалог с государством о создании релевантной российской шкалы оценки ESG, говорит Худалов: «Давление ESG-принципов – это попытка запустить глобальный инвестиционный цикл в экономике».

Инвестиции в устойчивость

«Экология – это одна из основных составляющих уровня жизни в регионах нашего присутствия. Во многом от нас зависит, какими будут наши водоемы, каким воздухом будут дышать наши семьи и другие жители городов, где работают наши предприятия», – рассказывает Корытько. Именно поэтому ТМК после консолидации основных активов и с началом масштабной программы модернизации в 2006 г. сделала акцент на экологичности. С 2006 по 2019 г. ТМК, по словам Корытько, вложила в модернизацию заводов более 160 млрд руб., из них 17 млрд было направлено на экологическую безопасность и природоохранные программы предприятий.

А в конце 2020 г. ТМК утвердила программу повышения экологической эффективности на 2021–2023 гг. и стратегию развития до 2027 г., неотъемлемой частью которой провозглашена приверженность принципам устойчивого развития. Согласно стратегии, к 2027 г. ТМК собирается достичь нулевого уровня травматизма на производстве, снизить выбросы загрязняющих веществ и освоить технологии и продукты для новой энергетики.

Но ESG – это не только экология, подчеркивает Худалов из АКРА. Это люди: вопросы социального страхования, организации труда, корпоративной культуры в целом. Пандемия коронавируса, охватившая весь мир, повлекшая за собой падение доходов и уровня жизни огромного количества людей, потребовала от бизнеса консолидации усилий по помощи не только своим сотрудникам, но и регионам присутствия, а также наиболее уязвимым слоям общества, продолжает Худалов.

Предприятия ТМК – это центры экономического, социального и культурного притяжения, рассказывает Корытько: «В периметр экосистем, которые формируют заводы компании, входят улучшение экологии, взаимодействие с малым и средним бизнесом, технологическое развитие наших партнеров, повышение профессиональных и личностных компетенций населения через совместные проекты с учебными учреждениями, содействие в строительстве и поддержке объектов социальной инфраструктуры» (подробнее об этом см. «Как подготовить кадры для современной промышленности»).

ТМК – один из крупнейших потребителей продукции и услуг предприятий в тех регионах, где расположены ее заводы. Объемы закупок сырья и материалов у субъектов малого и среднего предпринимательства составляют около 25%, или (по итогам 2020 г.) более 70 млрд руб. «Развивая свое производство, ТМК обеспечивает заказами и таким образом поддерживает малый и средний бизнес», – говорит Корытько.

Сейчас у ТМК в России шесть крупных заводов, производящих стальные трубы, в том числе мощности, ранее входившие в состав группы ЧТПЗ (купила их в марте 2021 г.). Компания также располагает предприятиями нефтесервисного направления и другими активами. В состав ТМК также входят два предприятия в Румынии и одно в Казахстане.

Энергетика ищет альтернативы

Глобальный прирост мощности возобновляемой энергии в 2020 г. побил новый рекорд, на него пришлось почти 90% общего прироста мощности во всем мире, свидетельствует отчет Международного энергетического агентства, опубликованный в ноябре 2020 г.

Все больше стран заявляют о стремлении достичь углеродной нейтральности к 2050 г. И углеродоемкая металлургическая отрасль также стоит на пороге перемен. Следующие несколько лет будут для нее определяющими по мере того, как проекты по снижению углеродного следа продемонстрируют свою эффективность, уверены аналитики Альфа-банка.

И хотя в ближайшие 30–40 лет полностью отказаться от нефти и газа не получится, компаниям нужно учитывать современные и будущие тренды, поэтому ТМК сразу сделала ставку на инновации, говорит Корытько.

На данном этапе эксперты ожидают большего прогресса в исследованиях и разработках в области улавливания и хранения выбросов доменных печей, а также других инициатив, направленных на повышение экологичности цепочек поставок, пишут аналитики Альфа-банка.

Корытько называет два актуальных направления – это освоение выпуска экологичной продукции и повышение экологичности самого производства. «Нефтегазодобыча становится все более сложной, проекты смещаются на шельф и на Крайний Север. И здесь особенно важно сохранить хрупкую среду нетронутой», – объясняет он. Так, трубная колонна, особенно в условиях вечной мерзлоты, должна надежно изолировать тепло и не загрязнять среду вредными веществами. «Инновационная продукция ТМК отвечает этим условиям. Конструкция труб, используемых при прокладке ствола скважины, исключает техногенное воздействие на окружающую среду», – говорит он.

У ТМК есть решения для развития инфраструктуры возобновляемых источников энергии – ветровой и солнечной энергетики; продукция ТМК найдет применение в технологических трубопроводах газоперерабатывающих комплексов по выработке водорода, магистральных водородопроводах и других элементах инфраструктуры. Для атомных электростанций предназначены трубы из новых видов стали.

Новую продукцию компания разрабатывает на базе Научно-технического центра в «Сколково» и Русского научно-исследовательского института трубной промышленности в Челябинске. Тестируются они тоже в России (раньше – за рубежом), в R&D-центре ТМК в «Сколково».

«Что касается зеленого производства, то выплавляемая нами сталь – это почти на 100% продукт переработки вторсырья. ТМК давно отказалась от угля и чугуна, мы перешли на современные электросталеплавильные комплексы, переплавляющие металлолом», – рассказывает Корытько.

 

Зачем промышленные компании инвестируют в устойчивое развитиеКод PHP" data-description="Труба – это длинный полый предмет круглого сечения, сообщает нам Большой толковый словарь. Вещь очень нужная во множестве отраслей экономики, но в представлении многих предельно прозаическая. Как производство труб может быть связано с экологией и социальной ответственностью? Очень даже может и должно, утверждают эксперты McKinsey в исследовании «The ESG premium: новые взгляды на ценность и производительность». " data-url="https://www.eprussia.ru/pressa/articles/8998706.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/share.jpg" >

Отправить на Email


Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку