16+
Регистрация
РУС ENG

Когда политика превыше экономики - Обзор прессы - Энергетика и промышленность России

16.07.2012 Российская газета Александр Емельяненков

У жителей Литвы и в соседних с ней Белорусии, Латвии, Польше, Эстонии есть вопросы по поводу Висагинской АЭС

Два события, весьма далеких по географии, но, по сути, прямо связанных, сошлись на этой неделе. Сейм Литвы собирается в Вильнюсе на внеочередную сессию, чтобы решить один единственный вопрос - о референдуме в отношении строительства новой атомной электростанции на территории республики. А в Токио обнародован и обсуждается официальный отчет об аварии на АЭС "Фукусима", подготовленный независимой от государства следственной комиссией - она образована по решению парламента Японии и стала первым подобным опытом в истории страны. Атомный референдум, к которому намереваются прибегнуть в Литве, вызван крайне неоднозначной реакцией местного населения и граждан сопредельных государств на тот конкретный выбор, что сделал официальный Вильнюс в отношении типа реакторной установки и потенциального подрядчика. Опросы общественного мнения в Литве демонстрируют, мягко говоря, удивление людей, почему из всех возможных вариантов в качестве единственного для Висагинской АЭС (ее планируют на границе с Белоруссией взамен двух остановленных энергоблоков Игналинской атомной) выбран тот же тип реактора (одноконтурный кипящий), что и на "Фукусиме". А в качестве стратегического инвестора приглашена японская же компания Hitachi Ltd, несущая свою долю ответственности за произошедшее на "Фукусиме" как прямой участник ее строительства. Принять участие в литовском тендере на начальной стадии были готовы французская AREVA и американский Westinghouse, но выбор был сделан в пользу Hitachi.

Что же касается опубликованного в Токио доклада независимой следственной комиссии - он лишь усиливает законное беспокойство людей и дает пищу для новых вопросов. Среди самых нелиприятных выводов доклада есть и такой: критерии и нормы безопасности на японских АЭС отстают от мировых стандартов. Это относится и к проектно-технологическим решениям, которые использовались при строительстве атомных электростанций в Японии, и к тому, как была организована их эксплуатация компаниями-операторами. Во многих других странах, включая Россию, США, Украину, Францию, столкнувшихся на ранних этапах развития атомной энергетики с отказами техники и авариями, на этих ошибках учились и делали выводы.

На смену первым проектам и конструкциям приходили новые, более совершенные, а действующие реакторные установки модернизировались, оснащались дополнительными системами безопасности и резервирования. После чего проходили соответствующую аттестацию и лицензирование в национальных надзорных органах. Подобные мероприятия требовали, разумеется, немалых финансовых затрат. В зависимости от структуры собственности и национальных особенностей управления атомной энергетикой эти расходы солидарно несли государство и эксплуатирующие организации.

В Японии, где все АЭС на момент фукусимской трагедии находились в управлении частных компаний-операторов, на подобные издержки идти не хотели, считая их "избыточными". Как теперь выясняется - экономили на безопасности.

"Технократическая гордыня" и тщеславие японской атомной промышленности не позволили извлечь из трагедий на АЭС в Чернобыле и "Три Майл Айленд" тех уроков, которые извлекли другие страны. Более того - как отмечается в докладе независимой следственной комиссии, практика сокрытия небольших аварий и противодействие требованиям регулирующих органов глубоко укоренилась в японском ядерном сообществе. Именно это и привело к масштабному бедствию на АЭС "Фукусима Дайичи".

Спровоцированное природным катаклизмом, все далее случившееся не может быть расценено как природное стихийное бедствие. Отчет фиксирует множество ошибок и преднамеренных действий, в результате которых АЭС "Фукусима" оказалась неподготовленной к событиям 11 марта. В дополнение к этому компания-оператор ТЕПКО, регулирующие органы и правительство Японии допустили серьезные просчеты в первые часы после землетрясения и цунами. "Это была "рукотворная" катастрофа, которая могла и должна была быть предотвращена, - говорится в докладе. - И сами японцы, и мировое сообщество заслуживают полного и честного ответа на этот вопрос".

Ответственные политики и просто трезвомыслящие граждане не могут пройти мимо подобных заявлений. На минувшей неделе 55 членов литовского парламента направили спикеру сейма Ирене Дягутене заявление о созыве внеочередной сессии. По уставу сейма этого числа голосов достаточно, чтобы парламентарии собрались в неплановом порядке. И дата уже определена - понедельник, 16 июля. Если сессия состоится и примет положительное решение о референдуме, его рассчитывают провести вместе с парламентскими выборами 14 октября.

Каким будет решение сейма, предугадать трудно. Как нельзя предвосхитить и результаты референдума, если он состоится. Но то, что политикам и высокопоставленным чиновникам в Литве надо взять тайм-аут в отношении новой атомной станции, становится все более очевидным.

Напомним: концессионный договор по Висагинской АЭС между минэнерго Литвы и японской компанией Hitachi Ltd. (стратегическим инвестором проекта) планировалось подписать до 28 июня. Теперь это отложено до конца 2012 года - изменение по срокам внес парламент Литвы. Министр энергетики Арвидас Сякмокас объяснил это "необходимостью дальнейших переговоров с региональными партнерами и с Hitachi Ltd.".

"Региональные партнеры" - это Эстония и Латвия, которые еще не приняли окончательного решения об участии в проекте. Сомнения, которые их одолевают (а до этого одолевали Польшу, и она отошла в сторону), связаны не только с "Фукусимой". Наряду с вопросами по безопасности у проекта под названием "Висагинская АЭС" есть ничуть не менее серьезный экономический изъян - потенциально высокая себестоимость электроэнергии и, следовательно, непомерно длинные сроки окупаемости затрат. А с учетом длинного цикла неприступно дорогими становятся кредиты.

По оценкам министра энергетики Сякмокаса, кредиты можно будет погасить лишь за 18 лет эксплуатации - то есть к 2040 году, если станцию построят и пустят в 2022-м. Цена электроэнергии с новой АЭС все это время была бы в районе 17-25 центов за киловатт-час. Для сравнения: в июне нынешнего года цена электроэнергии на оптовом рынке в Литве составляла 4,5 евро цента за тот же киловатт-час. А на электроэнергетической бирже стран Северной Европы - Nord Pool - тот же показатель находится сейчас в диапазоне от 3,5 до 5 евро центов. По данным российского Института проблем естественных монополий, тарифы на электроэнергию, поставляемую ОАО "Янтарьэнерго" юридическим лицам на территории Калиниградской области (без учета транспортной составляющей), установлены на ближайший год в диапазоне 3,5 - 4,2 евро цента за киловат-час (1,4 - 1,8 рубля).

"Отсюда видно: электроэнергия с Висагинской АЭС будет более чем в два раза дороже, чем в Nord Pool и России, что делает строительство станции экономически неэффективным", - заключает известный общественный деятель и эксперт в области ядерной энергетики Булат Нигматуллин, которого нельзя заподозрить в лоббировании интересов "Росатома".

Не сговариваясь с Нигматуллиным, по сути о том же самом говорит и министр экономики Латвии Даниэль Павлютс. Накануне он недвусмысленно дал понять, что его страна не собирается подписывать никаких обязывающих договоров по Висагинской АЭС, не убедившись в ее экономической целесообразности. "Точная цена строительства ВАЭС и стоимость производства электроэнергии на ней действительно пока неизвестны. И это одна из причин, почему Latvenergo не спешит с продвижением проекта и подписанием документов", - писал он в конце июня.

В Эстонии - схожая ситуация. Пока не будут окончательно прояснены плюсы и минусы строительства новой АЭС в Литве, ни о каком финансовом участии в проекте не может быть и речи, заявляет премьер-министр Эстонии Андрус Ансип. А министр финансов Юрген Лиги вообще предложил рассмотреть альтернативные варианты развития энергетики, а не связывать себя обязательствами в отношении Висагинской АЭС.

Такая, мягко скажем, настороженность в отношении соседей объясняется тем, что вместо двух блоков РБМК по 1500 мегаватт Игналинской станции, остановленных под диктатом Евросоюза, литовские власти решили возвести на новом месте одноблочный вариант АЭС с реактором ABWR конструкции "GE-Hitachi". Эксперты, связанные с МАГАТЭ, утверждают: энергоблоки такого типа строила лишь одна страна - Япония, весь мир от них отказался: "они очень дешевы, но очень опасны". И при всем этом заявленная стоимость одного блока Висагины - от 4,9 до 5,2 миллиарда евро - почти сопоставима с ценой двух блоков ВВЭР-1000 Балтийской атомной станции, которая уже строится в Калининградской области России.

А если принять во внимание, что аналогичные работы разворачиваются на площадке Белорусской АЭС (в Островецком районе Гродненской области, у самой границы с Литвой) и там тоже возводятся для энергоблока-миллионника, то нетрудно догадаться, у кого будет преимущество на высоко конкурентном рынке электрогенерации. К слову сказать, официально уполномоченные органы Белоруссии, а с ними и активисты-экологи не единожды обращались к литовским властям за информацией о проекте Висагинской АЭС, запрашивали результаты экологической экспертизы и материалы ОВОС, но ожидаемых материалов в требуемом объеме и в положенные сроки не получили.

Официальный Вильнюс вместо того, чтобы соблюдать установленные МАГАТЭ международные процедуры, обязательные для всех, кто намерен развивать у себя атомную энергетику, сознательно политизирует ситуацию. Литовские чиновники, причем достаточно высокого уровня, представляют дело так, будто "Висагинская АЭС - это гарантия энергетической независимости от России". В кого нацелен этот "аргумент" - понятно. Не ясно только, на какого простака рассчитан.

Не надо быть специалистом-атомщиком, чтобы понять: построив у себя всего один энергоблок, эту самую "независимость" нельзя обеспечить в силу родовой специфики АЭС. Как минимум, раз в год реактор надо останавливать на планово-предупредительный ремонт и перегрузку топлива. А это, даже при идеально организованном - как на финской АЭС "Ловииса" - графике ППР, две-три недели простоя. Как и чем собирается Литва восполнять в это время выпадающий миллион киловатт, неизвестно. Разве что гипотетические электрокабели высокого напряжения из Финляндии и Швеции придут на выручку. Но и в таком случае - о какой "независимости" речь?

Президент Конфедерации промышленников Литвы Робертас Даргис в беседе с журналистами на этот счет высказался так: "Мне неясно, почему, построив АЭС, мы сразу станем независимыми, а, не построив, - зависимыми? Соединения с Польшей и Швецией обеспечат возможность покупать электроэнергию из различных мест - по конкурентной цене. Если понадобится, сможем приобрести электроэнергию и с финской АЭС, которая сейчас строится. Атомная электростанция не гарантирует энергетическую независимость, ее гарантируют соединения и возможность купить продукт у нескольких поставщиков по конкурентной цене".

"А сегодня нет никаких надежд, что висагинская энергия будет дешевле по сравнению с той же российской, - вторит литовскому коллеге депутат сейма Латвии Сергей Потапкин. - И, судя по всему, Белоруссия и Калининград построят свои АЭС раньше, чем Литва. Поэтому для латвийского гражданина и для общества в целом пока, наверное, больше вопросов, чем заинтересованности в строительстве Висагины. Да и в самой Литве, если будет проведен по этому вопросу референдум, идея скорее всего провалится".
Когда политика превыше экономики Код PHP" data-description="У жителей Литвы и в соседних с ней Белорусии, Латвии, Польше, Эстонии есть вопросы по поводу Висагинской АЭС" data-url="https://www.eprussia.ru/pressa/articles/18492.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/share.jpg" >

Отправить на Email


Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку