16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/424/5139249.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 20 (424) октябрь 2021 года

ТЭК меняет качество

Illustration by @pch.vector / freepik.com

Парижское соглашение обозначило перед нефтегазовой отраслью комплекс технологических вызовов в энергоэффективности, декарбонизации, распределенной энергетике, цифровизации. Уже сейчас каждая компания должна сформировать собственный план реагирования на происходящие мировые изменения.

Борьба с парниковым эффектом

Нефтегазовая отрасль считается крупнейшим источником промышленных выбросов и парниковых газов. Поэтому в условиях возрастающей экологической ответственности многие компании вынуждены ставить перед собой цели по их снижению. Но за необходимостью энергоперехода стоит не только желание энергетиков защитить окружающую среду, но и планы по решению собственных задач: внедрение наукоемких технологий, разработка новых механизмов, создание собственной экосистемы для развития технологических продуктов и решений.

Азат Шамсуаров, член правления, первый вице-президент ПАО «Лукойл»:

«Наверное, нет ни одного безотходного производства. Любой бизнес концентрируется на уменьшении собственных издержек и отходов. До недавнего времени мы считали углеводородный след отходом. Это было до 40–50-х годов прошлого века. Потом в районах Татнефти, Башнефти начали впервые производить и использовать углекислый газ для повышения нефтеотдачи высоковязких нефтей. Это был успешный опыт, но не было технологий сжижения и транспортировки. Более пяти лет назад мы приступили к реализации этой задачи. На Коробковском ГПЗ мы построили на собственных хвостовых выбросах установку по сбору и последующей утилизации. Сегодня у нас есть механизмы и способы транспортировки и последующей закачки для цели поддержания пластового давления».

Александр Дюков, председатель правления ПАО «Газпром нефть»:

«Энергопереход компаний ТЭКа на фоне возрастающей экологической ответственности неизбежен. Очевидно, что не быстро и нам придется продолжительное время работать в двух энергетических укладах.

Так, первое, традиционное, направление стратегии нацелено на продолжение инвестиций в добычу нефти и газа. Но, добывая нефть, мы должны следовать задаче по снижению углеродной интенсивности. Делать мы это можем за счет повышения энергоэффективности, роста газовых проектов, использования электроэнергии с низким содержанием углерода. Мы также должны стремиться работать более короткими циклами.

Второе направление — диверсификация нашего бизнеса и подготовка к переходу на новый энергетический уклад. Первый бизнес — нефтехимия. Спрос на нее будет расти благодаря совокупности таких факторов, как стоимость пластиков, полимеров, их конструкционные качества, более низкий углеродный след по сравнению с металлами и цементом. Альтернативы полимерам — нет. Два новых направления бизнеса — производство водорода и паровой реформинг. Добавив технологии улавливания и захоронения закачки газа в пласты, мы де-факто превращаем водород в зеленый. В этом направлении мы работаем, и сейчас приступаем к реализации ряда пилотов. Пока в этих проектах нет экономики, но она может появиться за счет регулирования и технологического развития».


Учитывать мировые тенденции

В мире набирают силу тенденции перехода к чистым источникам энергии. Таковы технологические и регуляционные требования. Россия должна замечать эти тенденции, их учитывать, но при этом разрабатывать собственные пути перехода к новым моделям технологического развития.

Юрий Борисов, заместитель председателя Правительства РФ:

«На пороге новые вызовы, которые потребуют серьезной трансформации компаний ТЭКа. Это новый облик со смещением в переработку. Это серьезный вызов и перспектива новых рынков для российской промышленности. Только тесное взаимодействие как заказчиков, так и исполнителей может дать желаемый результат. Россия не должна шагать по сценарию, который нам пытаются навязать страны. Они, в первую очередь, не обладают теми преимуществами, которыми обладает Россия, — запасом углеводорода.

Переход к зеленой экономике будет неоднородным. Это уже подтверждено на практике. Европа в первую очередь отказывается от угля, затем постепенно от мазута, нефти. Но жизнь может вносить серьезные коррективы, как в прошлом году, когда в Майами встали все ветряки и пришлось запускать законсервированные энергетические активы.

Россия будет учитывать все тренды, но мы не должны лишаться наших естественных преимуществ. Нужно работать над снижением углеводородного следа, используя традиционные источники — углеводород — еще какое-то время. Мир настолько неоднороден, что переход к зеленой энергетике в Европе, Северной Америке будет происходить, наверное, значительно раньше, но остается еще и весь другой мир, который будет востребовать традиционные продукты, — страны Азии, Африки».

Андрей Клепач, главный экономист ВЭБ.РФ:

«В промышленной политике важно найти баланс между новым — тем, что связано с энергопереходом, водородом и решением тех задач, которые были давно поставлены, но являются острыми и сейчас.

Углеводороды останутся ключевым источником не только для энергии, но и для химических производств. По нашим оценкам, даже если начнет сокращаться экспорт и мировой спрос на уголь, на нефтепродукты, внутреннее потребление в России углеводородов будет расти. Если сейчас во внутреннем энергобалансе примерно 15% приходится на неуглеродные источники — ВИЭ, атом, гидро, то к 2035 году — 1/3 или выше. Углеводород, особенно газ, все равно останется ключевым драйвером. Поэтому важно обеспечить устойчивое развитие топливно-энергетического комплекса, нефтегазового комплекса. Сейчас он занимает примерно 19% ВВП — 20 трлн.

Мы смотрим на ТЭК как на традиционный сектор, но сейчас видно, что ТЭК становится одним из технологических драйверов. Это касается широкой палитры работ, способов добычи и переработки, спроса на технологии. Весь вопрос в том, чтобы мы обеспечили этот спрос во многом за счет отечественных разработок и в железе, и в программном обеспечении, и в мозгах. Интеллектуальная начинка ТЭКа важна. Он действительно может стать технологическим драйвером экономики и формирования решения задач технологического суверенитета».


Отказ от западных решений

На сегодняшний день годовые инвестиции в ТЭК превышают 3 трлн рублей в год, приближаются к 4 трлн. Именно поэтому отрасль так уязвима в условиях санкционного воздействия. Обезопасить, сделать развитие отрасли более устойчивым способно импортозамещение.

Юрий Борисов, заместитель председателя Правительства РФ:

«Это насущная необходимость, потому что все объекты ТЭКа в той или иной мере относятся к объектам критической инфраструктуры. Мы должны обеспечивать заданный, необходимый уровень информационной и технологической безопасности.

В области добычи мы использовали в основном западные решения. У нас не было роторных управляемых систем, технологий подводной добычи углеводородов, практически не производилось оборудование для гидроразрыва пласта. Сегодня эти ниши занимают предприятия российской промышленности и эффективно ведут работы. «Алмаз-Антей» — в области подводной добычи, Московский институт теплотехники — в области создания гидроразрыва пласта. Считаю, на рубеже двух-трех лет они выйдут на промышленные масштабы изготовления этого оборудования.

Наметились тенденции по внедрению отечественных IT-решений. С начала этого года под руководством председателя правительства Михаила Мишустина мы работали над фронтальной стратегией. Был одобрен перечень новых инициатив социально-экономического развития — 41 инициатива, которая агрегирована по 6 блокам.

Один из блоков под названием «Технологический прорыв», куда помимо прочего включены такие инициативы, как чистая энергетика — водород и восполняемые источники энергии, новая атомная энергетика — акцент сделан на малые атомные реакторы для удаленных территорий. Реализация этих инициатив позволит нам накапливать компетенции и отвечать на современные технологические вызовы. Важно, что к реализации новых инициатив Правительство планирует подходить гибко, потому что по разным направлениям мы имеем разный уровень компетенций».


Социальные перемены

Внедрение новых технологических решений повлечет за собой изменения в организации компаний — изменятся подходы к подготовке кадров, сократится штатный персонал в местах добычи углеводородного сырья.

Владимир Якушев, полномочный представитель Президента в Уральском федеральном округе:

«На сегодня мы имеем населенные пункты, где идет серьезное падение добычи углеводородного сырья. Эти города строились в 70–80-е годы, и сегодня нужно думать, что там будет происходить дальше, что мы будем делать, куда двигаться дальше. Поэтому социальный аспект нельзя забывать».



Вывод:

Переход к новому энергетическому укладу неизбежен. Эксперты едины во мнении: нужно спешить совершить переход, но нельзя в этом вопросе торопиться. Сначала нужно выработать свою осознанную, суверенную стратегию перехода к новым энергетическим реалиям и четко ее придерживаться.



Декарбонизация, Нефтегазовая отрасль, Распределенные источники энергии, Энергоэффективность,

ТЭК меняет качествоКод PHP" data-description="Парижское соглашение обозначило перед нефтегазовой отраслью комплекс технологических вызовов в энергоэффективности, декарбонизации, распределенной энергетике, цифровизации. Уже сейчас каждая компания должна сформировать собственный план реагирования на происходящие мировые изменения." data-url="https://www.eprussia.ru/epr/424/5139249.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/831/oil1.jpg" >

Отправить на Email


Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.