16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/421-422/2655963.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 17-18 (421-422) сентябрь 2021 года

Когда атомное машиностроение выходит за рамки «атома»

Цех завода «Атоммаш» — крупнейшей в Европе площадки по производству оборудования для АЭС

Почему большая компания с устоявшимися успешными направлениями бизнеса «ищет приключений» в новых векторах развития? Разбираемся на примере крупнейшего энергомашиностроительного холдинга страны.

В России 26 сентября отмечается День машиностроителя — значимая дата для всех, кто трудится в данной отрасли, внося свой вклад в развитие отечественного машиностроения и его подотраслей. Одна из важнейших для нашей страны — энергетическое машиностроение — с каждым годом укрепляет свои позиции как на отечественном, так и на мировом рынке, представляя технологические разработки, уникальные не только для России, но и в мировом масштабе.

Необходимость развития собственного машиностроения — одной из самых емких отраслей российской промышленности понимает и руководство страны. Президент РФ Владимир Путин неоднократно заявлял, что отечественное машиностроение должно стать символом технологического лидерства России.

«Машиностроительный комплекс играет ключевую роль для отечественной промышленности, нашей экономики в целом. Его развитие, раскрытие мощного научного, технологического потенциала являются безусловным приоритетом», — убежден глава государства.

При этом, по оценкам экспертов, российское энергомашиностроение сейчас находится в непростой ситуации.

«В середине 2010-х годов в России вводилось 4–5 ГВт новых мощностей, к 2020 году вводы упали до менее чем 2 ГВт на фоне завершения проектов ДПМ, — комментирует заместитель руководителя экономического департамента Института энергетики и финансов Сергей Кондратьев. — Поэтому ключевой проблемой отрасли остается обеспечение стабильного объема заказов, что непросто обеспечить в условиях небольшого объема внутреннего рынка и высокой конкуренции с китайскими, европейскими и американскими производителями на зарубежных рынках».

В этом смысле атомной энергетике повезло: традиционно инновационная во всем отрасль выжила несмотря ни на какие трудности конца 80-х и 90-х годов. И к середине 2010-х активно возвращала утраченные почти за два десятилетия постчернобыльского «безвременья» позиции. И не просто возвращала — «атомка» пошла развиваться еще и в совсем не атомных сферах.


Чем сложней, тем лучше

В 2000-х годах большая атомная энергетика начала «оттаивать» после Чернобыля, оживились проекты строительства АЭС, в том числе за рубежом, а вместе с ними у атомной отрасли появилась необходимость создать собственное полноценное машиностроительное направление. Так 15 лет назад родился «Атомэнергомаш» (АЭМ) — машиностроительный дивизион «Росатома» и в настоящее время крупнейшая энергомашиностроительная компания страны.

АЭМ создавался в прямом смысле с нуля с главной целью — снять зависимость от внешних поставщиков основного оборудования для атомных станций. Дело в том, что в середине 2000-х именно поставщики, исходя из собственных производственных возможностей, диктовали, какое количество станций и в какое время сможет строить «Росатом». Диктовались и цены. «Росатом» не мог себе позволить зависеть от внешних обстоятельств, поэтому «Атомэнергомаш» должен был, с одной стороны, снять риски — ценовые и срыва сроков, с другой, как гарантирующий поставщик, — обеспечить необходимое количество оборудования для строительства АЭС.

Для выполнения поставленной задачи началось «собирание» машиностроительных активов — покупка предприятий, находившихся в тот момент в разном финансовом положении и с разным, включая самое плачевное, состоянием производства. Сегодня можно уверенно констатировать, что поставленные 15 лет назад цели достигнуты: «Росатом» занимает первое место в мире по величине портфеля заказов на сооружение АЭС (на разной стадии реализации находятся 35 энергоблоков в 12 странах). В выполнении этих заказов у «Атомэнергомаша» ключевая роль: полный комплект реакторной установки, и большую часть оборудования машзала для всех проектов «Росатома» поставляют именно предприятия машиностроительного дивизиона.




Сергей Кондратьев отмечает, что увеличение портфеля заказов АЭМ более чем в 8 раз (по сравнению с 2010 годом), до 850 млрд рублей, по итогам 2020 года обусловлено в том числе получением заказов на зарубежных рынках. По состоянию на конец 2020 года, оборудованием «Атомэнергомаша» — от реакторов до вспомогательных систем — оснащены или еще оснащаются в общей сложности 19 АЭС.

Кроме того, «Атомэнергомаш» — активный участник программы по освоению Северного морского пути: компания поставляет реакторы РИТМ-200 для новых ледоколов ЛК-60. При этом АЭМ одними реакторными установками ограничиваться не намерен: в 2020 году был подписан рекордный для судостроительного бизнеса АЭМ договор на сумму в 28 млрд рублей — уже на комплектную поставку для крупнейшего в мире атомного ледокола «Лидер». В этом проекте «Атомэнергомаш» впервые отвечает за производство и поставку всего силового острова: двух реакторных установок РИТМ-400, четырех паротурбинных установок и всех сопутствующих систем. Компания также заявляет о своих возможностях поставки и общесудового гражданского оборудования, не имеющего отношения к ядерному острову: валов и винтов, емкостей, арматуры, корпусного литья…

Семейство установок РИТМ — не имеющая аналогов в мире разработка отечественных машиностроителей. Это новое поколение судовых реакторов, в полтора раза легче и почти в два раза компактнее своих предшественников. Потенциал их применения выходит за чисто «ледокольные» рамки: РИТМы можно использовать в таком перспективном в глобальном масштабе направлении, как атомная энергетика малой мощности (это плавучие энергоблоки и наземные атомные станции). А кроме того, их можно ставить на крупнотоннажные суда — контейнеровозы, танкеры. С учетом этой универсальности РИТМов и широких возможностей поставки иного судового оборудования, перспективы у «Атомэнергомаша» в судостроении уже не просто широкие…


Будущее где-то рядом

Впрочем, АЭМ не только расширяет спектр своего предложения «горизонтально» — на базе уже имеющихся технологий, но и «вертикально» — создает технологии на перспективу.

В 2018 году «Росатом» принял новую стратегию развития отечественной атомной энергетики. Ее базовым положением обозначен переход к двухкомпонентной ядерной энергетической системе, в которой энергоблоки АЭС с реакторами ВВЭР на тепловых нейтронах, составляющие основу современной атомной энергетики большой мощности, будут эксплуатироваться в сочетании с энергоблоками с реакторами на быстрых нейтронах в так называемом замкнутом ядерном топливном цикле (ЗЯТЦ). В ЗЯТЦ за счет расширенного воспроизводства ядерного «горючего» существенно возрастет топливная база атомной энергетики, а также появится возможность уменьшить объемы радиоактивных отходов благодаря «выжиганию» опасных радионуклидов. То есть тем самым можно будет решать две ключевые проблемы нынешней «атомки», связанные с ограниченностью запасов природного урана и ростом объемов отработавшего ядерного топлива.

К настоящему моменту по опыту строительства и промышленной эксплуатации реакторов на быстрых нейтронах Россия продвинулась дальше всех. Предприятия «Атомэнергомаша» занимаются созданием важного элемента ЗЯТЦ — коммерческого реактора на быстрых нейтронах (БН-1200), который сможет не только заменить нынешний флагман большой атомной энергетики — ВВЭР-1200, но будет даже компактнее и мощней.

Другая надежда человечества на чистое будущее — водород — также потенциально входит в сферу интересов атомных машиностроителей. В утвержденном Правительством РФ плане мероприятий по развитию водородной энергетики до 2024 года «Росатому» отведена важная роль. План предусматривает создание мощностей для производства «зеленого» (с использованием возобновляемых источников энергии), «голубого» (из природного газа с улавливанием CO2) и «желтого» (с использованием атомной энергии) водорода. Участие «Атомэнергомаша» в реализации этого плана рассматривается по нескольким направлениям: это и разработка проекта атомной энерготехнологической станции (АЭТС) для производства водорода, а также потенциально еще и создание оборудования для его хранения и транспортировки.


Неуемная наукоемкость

Но технологии для ЗЯТЦ и водородной энергетики пока только создаются, а переход к «углеродной нейтральности» — на повестке дня уже сейчас. Наряду с безуглеродной атомной энергетикой природный газ — не безуглеродное, но самое экологичное из всех «традиционных» видов ископаемого топлива — пока единственные доступные и надежные источники энергии, не зависящие от погоды и времени суток.

Традиционная наукоемкость атомного машиностроения помогает и здесь — в освоении других, в том числе далеких от атомной отрасли направлений. В частности, инженерно-конструкторским и производственным компетенциям АЭМ нашлось применение и в газовой тематике — в средне– и крупнотоннажном производстве СПГ.

До сих пор задача по оснащению отечественных СПГ-заводов решалась за счет поставок зарубежных производителей ключевого криогенного оборудования. Но геополитика и экономика внесли свои коррективы: для защиты от санкций и для сохранения статуса ключевого игрока на мировом газовом рынке России нужно развивать собственные технологии по сжижению природного газа.

АЭМ освоил производство уникальных кожухотрубчатых теплообменников и создал целую линейку криогенных насосов для работы при температурах ниже минус 160° по Цельсию. В 2020 году были завершены испытания первого российского криогенного насоса для крупнотоннажного производства СПГ. Сейчас насос уже успешно эксплуатируется.

В 2021 году «Атомэнергомаш» завершил строительство испытательного стенда для средне– и крупнотоннажного СПГ-оборудования в рамках выполнения поручения Президента РФ по локализации в России критически важных технологий. Это первый в Европе и третий в мире испытательный стенд такого типа. Наличие подобного комплекса на территории нашей страны позволит снизить зависимость от поставок импортного оборудования и, облегчив доступ к тестовым возможностям, поможет отечественным машиностроителям отрабатывать новые конструктивные решения для проектов СПГ.

Еще одно направление работы «Атомэнергомаша» — решение экологических проблем, в частности утилизация мусора в рамках федеральной программы «Чистая страна». Дивизион создал специализированное производство самого современного и технологичного оборудования для термической переработки отходов в энергию в соответствии с мировыми стандартами.


Наплавка Inconel 625



В рамках реализации проекта на заводе «ЗиО-Подольск» освоили уникальную технологию наплавки (Inconel 625) при производстве котельного оборудования, которая в России ранее не применялась. Это жаростойкий сплав на основе никеля, который наносится инновационным способом холодного переноса металла (Cold Metal Transfer), отличающийся абсолютным отсутствием брызг, а также эффективностью даже для трудносвариваемых материалов. Технология позволяет выдерживать сверхвысокие температуры горения — выше 1200 градусов для исключения образования вредных веществ. Освоение технологии и организация производства позволяют АЭМ поставлять оборудование для энергетической утилизации отходов как в России, так и за рубежом.


Железом и «цифрой»

Без передовых технологий современное машиностроение не смогло бы справляться с задачами, сложность которых растет не по дням, а по часам. Некоторые производственные процессы можно и нужно выполнять с минимальным участием человека. Хороший тому пример — коллаборативный робот, или, как его еще называют, кобот, который может работать вместе с человеком. Таким устройством на входящем в АЭМ карельском заводе «Петрозаводскмаш» недавно дооборудовали токарно-револьверный станок с ЧПУ, который изготавливает элементы оборудования АЭС. Теперь системы станка и управления коботом связаны между собой и составляют единый технологический комплекс. Специалист настраивает и запускает станок, если нужно, меняет режущий инструмент и контролирует размеры детали. Серия однотипных изделий изготавливается без участия человека. Сам кобот — это рука-манипулятор, блок и пульт управления плюс подставки для заготовок и готовых изделий.

Также в 2020 году на Волгодонском «Атоммаше» — крупнейшей в Европе площадке по производству оборудования для АЭС — протестировали очки дополненной реальности. Они нужны для взаимодействия исполнителей с заказчиками. В ходе тестирования сотрудники завода дистанционно провели входной контроль заготовок колен главного циркуляционного трубопровода. Специалисты показали чертежи, маркировку, параметры заготовок принимающей стороне в режиме дополненной реальности. В будущем это позволит в разы сократить издержки на этапах приемки заготовок и оборудования заказчиками.


3D сканер «Атоммаш»



Еще одно новшество касается применения 3D-сканера, который оцифровывает поверхности крупногабаритных изделий, что позволяет максимально точно провести оценку значений параметров заготовок при проведении входного и промежуточного контроля. В процессе сканирования формируется облако из миллиона точек, создается 3D-модель изделия. Точность системы — от ±0,06 до ±0,2 мм, объем измерений — 16 куб. м. 3D-сканер работает в пять раз быстрее традиционных способов измерений, благодаря этому высвобождается от 300 до 600 нормо-часов станочного времени в год.


Нормальные герои всегда идут… вперед!

«У нас в течение последних лет практически каждый год — рекордный, мы делаем больше, чем в предыдущем, — говорит генеральный директор «Атомэнергомаша» Андрей Никипелов. — В 2020-м мы достигли рекордных показателей за всю историю отечественного атомного машиностроения: в течение года выпустили 3 корпуса реактора с внутрикорпусными устройствами и 18 парогенераторов, а всего на предприятиях «Атомэнергомаша» в разной степени готовности находилось оборудование для 10 энергоблоков. По плану выручка в 2023–2024 годах должна вырасти почти вдвое по отношению к прошлому году и составить свыше 150 млрд рублей. Десятилетний портфель заказов АЭМ сейчас составляет 850 млрд рублей — это действительно огромные цифры. Пиковое производство приходится на 2023–2025 годы. Так ситуация выглядит сегодня, но «Атомэнергомаш», как и весь «Росатом», работает на то, чтобы появились новые контракты. В атомном бизнесе мы стараемся взять на себя больше обязательств и расширить номенклатуру — не только поставкой оборудования, но и за счет сервиса и услуг. В неатомных бизнесах дивизион становится не просто поставщиком отдельных единиц оборудования, а идет гораздо более широким фронтом — с комплектными поставками. Одновременно с ростом валовых показателей работаем над повышением эффективности на всем цикле проектирования, изготовления и выпуска продукции».

За пятнадцать лет напряженной работы «Атомэнергомаш» превратился в мощную диверсифицированную компанию, принимающую участие в реализации всех стратегических планов «Росатома» — от масштабной международной экспансии в области сооружения АЭС до создания новых продуктов и услуг на новых для атомной отрасли рынках. Как показала жизнь, решение 15-летней давности руководства Федерального агентства по атомной энергии (как тогда назывался «Росатом») о создании машиностроительного дивизиона — единственного в атомной отрасли, прототипа которого не было даже в легендарном Минсредмаше, — стало толчком к развитию не только нового направления бизнеса, но и самого «Росатома».

Энергетическое машиностроение, Инвестиции, Инновации, Атомная энергетика, Росатом,

Когда атомное машиностроение выходит за рамки «атома»Код PHP" data-description="Почему большая компания с устоявшимися успешными направлениями бизнеса «ищет приключений» в новых векторах развития? Разбираемся на примере крупнейшего энергомашиностроительного холдинга страны." data-url="https://www.eprussia.ru/epr/421-422/2655963.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/fbb/fbb9388081712a8fbc97c042ed8b59ba.jpg" >

Отправить на Email


Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.