> Атомная стабильность. Сможет ли атомная генерация встроиться в «зеленые» тренды? - Энергетика и промышленность России - № 5-6 (409-410) март 2021 года - WWW.EPRUSSIA.RU - информационный портал энергетика
16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/409-410/5146541.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 5-6 (409-410) март 2021 года

Атомная стабильность. Сможет ли атомная генерация встроиться в «зеленые» тренды?

Согласно анализу Международного энергетического агентства, доля атомной энергетики в мировом энергобалансе постепенно сокращается на протяжении 20 лет. Однако российские эксперты считают, что перспективы у атомной энергетики есть. Правда, многое будет зависеть от политических, технических и управленческих решений.

Политический след

Если в 2000 году доля атомной энергетики в мировой электрогенерации составляла 16,7%, то сейчас эта доля снизилась до 10,1%. Вместе с тем, по словам профессора, доктора физ.-мат. наук, заместителя директора Института ядерной физики и технологии НИЯУ МИФИ Георгия Тихомирова, несмотря на сокращение доли атомной энергетики в мировом энергобалансе общий объем выработки энергии АЭС увеличивается.

«В последние 20 лет в мировой атомной энергетике наблюдается одна особенность. С одной стороны, новые реакторы постоянно запускают, с другой — старые реакторы постоянно выводятся из эксплуатации, — отмечает Георгий Тихомиров. — Согласно статистике МАГАТЭ, количество действующих реакторов в последние годы держится на уровне 440-450 энергоблоков. При этом данные достаточно «гибкие»: за последние 10 лет было запущено 70 блоков и столько же выведено из эксплуатации.

Отчасти сокращение доли связано с активным развитием ВИЭ. Еще одной причиной можно назвать аварию на японской АЭС «Фукусима-1», после которой некоторые страны засомневались в целесообразности развития атомной энергетики».

Но многие страны продолжают поддерживать стабильный уровень атомной генерации и развивать ядерные технологии. Например, Франция планирует развивать атомную энергетику, хотя и заявляет о том, что к 2050 году ее доля в энергобалансе страны сократиться с 70 до 50%.

«Правда, это делается для того, чтобы не быть зависимым от одного вида генерации, — уточняет Георгий Тихомиров. — Германия же отказывается от АЭС скорее из-за политических аспектов: таким образом власти хотят добиться расположения электората. К сожалению, пока в обществе еще силен миф относительно АЭС как опасного источника энергии, хотя и абсолютно незаслуженно. Современные ядерные технологии позволяют существенно минимизировать различные техногенные риски. К примеру, российские строящиеся реакторы поколения «три плюс» обладают мощными системами защиты даже от маловероятных внешних воздействий. Поэтому отказ Германии от атомной генерации — это не совсем верное решение в долгосрочной перспективе. Ведь если мир все-таки придет к пониманию, что атомную энергетику нужно развивать, то кадры необходимо готовить сейчас. В этом смысле полный отказ от любой технологии влечет за собой потерю компетенций, которые впоследствии будет очень трудно восстановить».

По мнению заместителя руководителя Экономического департамента фонда «Институт энергетики и финансов» Сергея Кондратьева, на сокращение доли атомной генерации в мировом энергобалансе повлияли как политические, так и экономические факторы.

«Во-первых, в странах ЕС заметно выросла популярность «зеленых» партий и общественных движений. Большинство из них выступает за отказ от использования атомной энергии, — отмечает Сергей Кондратьев. — Но и в Европе сложно говорить о едином курсе на отказ от атомной энергетики. Некоторые страны, такие, как Германия или Бельгия, заявляют о планах полностью прекратить эксплуатацию АЭС уже к середине 2020-х гг. В то же время Финляндия, Франция, Великобритания, некоторые страны Восточной Европы сохраняют оптимистичный настрой и планируют строительство новых АЭС.

Во-вторых, проекты по строительству новых АЭС в большинстве стран не получают какой-либо значимой государственной поддержки, в отличие от тех же ВИЭ, которым гарантируют покупку электроэнергии по фиксированной цене. Но очень важным являются и экономические факторы — проекты строительства новых АЭС имеют высокую капиталоемкость и длительные сроки строительства, достигающие иногда 10-15 лет. Длинный инвестиционный цикл приводит к «омертвлению» капиталовложений и убыткам для генерирующих компаний».


Кредит доверия

В середине 2020 года аналитики BP опубликовали отчет, в котором указано, что доля ВИЭ в мировом производстве электроэнергии увеличилась с 9,3% до 10,4%, и впервые превысила долю атомной генерации. Между тем эксперты не считают, что ВИЭ являются прямым конкурентом АЭС. Ведь атомная генерация сама по себе является сравнительно низкоуглеродным источником энергии. К тому же ВИЭ, имея прерывистый характер генерации и сравнительно низкий КПД, просто не сможет полностью заменить АЭС, особенно когда речь идет о стабильном энергоснабжении.

«Мировые тренды, касающиеся декарбонизации, должны помочь атомной энергетике занять достойное место в так называемом «зеленом квадрате», поскольку по количеству вредных выбросов даже относительно чистая газовая генерация проигрывает АЭС, — уверен Георгий Тихомиров. — Конечно, сегодня ВИЭ получили некий кредит доверия, но при всех своих преимуществах они имеют низкий коэффициент использования установленной мощности (КИУМ). В атомной энергетике значение этого коэффициента достигает 0,8-0,9, а в ВИЭ — только 0,2-0,4. Отчасти динамичное развитие ВИЭ стимулирует атомщиков и заставляет их смотреть на эту сферу как на конкурентов, но в целом это параллельные темы».

«Нельзя сказать, что ВИЭ и атомная энергетика являются прямыми конкурентами, хотя ВИЭ-генерация, безусловно, вносит свои ценовые коррективы на рынке, — рассуждает Сергей Кондратьев. — В плане гарантированных поставок мощности ВИЭ практически невозможно конкурировать с АЭС. Сходство ВИЭ с атомной генерацией только в том, что на оптовом рынке они формируют ценопринимающие заявки и готовы произвести электроэнергию по любой цене (из-за технологических особенностей ни АЭС, ни СЭС/ЭС не могут быстро менять выработку по требованию генератора), которая будет на рынке».


Оптом дешевле

Пока речь о технологиях, позволяющих существенно снизить себестоимость строительства новых АЭС или энергоблоков, не идет. Решение, по мнению экспертов, скорее, находится в области управления строительством новых мощностей.

«Все существующие АЭС работают на коммерческом рынке, и если бы они не были востребованы, они бы не развивались, — констатирует Георгий Тихомиров. — С этой точки зрения нужно учитывать, что серия всегда дешевле единичного блока. Современные разработчики помнят об этом и сейчас, закладывая в свои проекты и коммерческую составляющую, уже работают над сокращением времени строительства и себестоимостью самих блоков. Думаю, что в ближайшее время будет интересен опыт Китая, который планирует построить на своей территории много реакторов. Не исключено, что китайцы выйдут и на внешний рынок с конкурентоспособными предложениями».

«Если говорить о продлении ресурса действующих блоков, то это намного выгоднее, чем строить новую АЭС, и большинство генерирующих компаний в мире придерживаются именно этой тактики, — соглашается Сергей Кондратьев. — Сейчас обсуждают такое направление, как строительство малых АЭС, но, на мой взгляд, эти решения применимы только для отдаленных районов: в рамках централизованных систем энергоснабжения им будет очень сложно конкурировать с большими генераторами. Снизить себестоимость электроэнергии АЭС можно, увеличив единичную мощность энергоблока (сократив удельные капитальные и операционные затраты) и перейдя к серийному строительству».


Надежда на потребителя

Дальнейшее развитие атомной энергетики зависит от промышленного роста и, соответственно, от роста потребления электроэнергии. При этом промышленному потребителю в любом случае будут нужны стабильные источники генерации.

«Конечно, очень многое будет зависеть от политических решений, — полагает Сергей Кондратьев. — Однако в ближайшие годы спрос на электроэнергию в мире будет устойчиво расти. Например, развитые страны взяли курс на производство электромобилей, энергоемких заменителей топлива (водорода). Эта энергия может быть получена за счет ВИЭ. Но потребуются дополнительные решения, касающиеся хранения электроэнергии, утилизации солнечных батарей и т.д. Стабильных низкоуглеродных источников не так много и в этом плане атомная энергетика имеет неплохие перспективы.

Что касается России, то, конечно, в европейской части страны, где доля атомной генерации достигает 45% (ОЭС Центра), существуют естественные ограничения для развития. В этом случае нужно будет прорабатывать вопросы, связанные с хранением энергии, или развития энергоемких производств. Полагаю, что в целом по стране доля атомной энергетики сохранится на уровне 20-25% (20,6% в 2020 г.). Атомную генерацию стимулируют инфраструктурные изменения в экономике. Развитие электротранспорта, электрификация железнодорожного транспорта и газопроводной системы — это серьезные источники спроса на электроэнергию в режиме базовой нагрузки. Думаю, что у нас в стране будет продолжаться и строительство замещающих мощностей».

Что касается развития перспективных технологий, то представители науки связывают перспективы атомной промышленности с теми направлениями, которые уже активно прорабатывают российские исследователи.

«Первая «точка роста» — это разработка технологий строительства «быстрых» реакторов (реакторы, работающие на быстрых нейтронах), — считает Георгий Тихомиров. — Технология реакторов с открытым ядерным топливным циклом, которая в настоящее время используется в мировой атомной энергетике, не имеет «длинного» будущего. Запасы урана-235, который используется в современной атомной энергетике, крайне малы. А в замкнутом цикле используется уран-238, запасы которого примерно в 100 раз больше. Думаю, что к 2050 году у нас уже будут разработаны технологии, позволяющие производить реакторы с замкнутым циклом.

Второе направление — малая атомная генерация. Ярким примером здесь является запущенная в эксплуатацию в 2019 году плавучая АЭС «Академик Ломоносов», которая сейчас работает на Чукотке. Маленькие мощности всегда дороже, но такие решения безопаснее и легче поддаются оптимизации. Экономическую целесообразность малой атомной генерации еще предстоит оценить, но такие решения могут стать прорывом для электроэнергетики».

Основным же риском для российского атомного комплекса (а именно для проектных бюро, машиностроительных заводов) остается ситуация на внешних рынках. По словам Сергея Кондратьева, существующие мощности позволяют «Росатому» строить как минимум 2–3 энергоблока в год, а для внутреннего рынка такие объемы не нужны.

«Если мы будем вынуждены замкнуться на внутреннем рынке, то строительные мощности будут недозагружены, — резюмирует эксперт. — При этом, в отличие от «Росатома», многие западные компании или во многом утратили компетенции по строительству новых энергоблоков и станций, либо разорвали производственную цепочку, передав подрядчикам (в т.ч. из других стран) часть функций. Кроме того, российские атомные проекты имеют хорошие референции, прежде всего за счет внутреннего рынка, а также предложения «длинных» кредитов с участием государства по достаточно низким ставкам. Все это позволяет говорить о перспективности российской атомной отрасли, особенно с учетом того, что помимо строящихся энергоблоков уже идет активное обсуждение строительства новых объектов в Азии и Африке».

Атомная энергетика, Возобновляемые источники энергии (ВИЭ), АЭС,

Атомная стабильность. Сможет ли атомная генерация встроиться в «зеленые» тренды?Код PHP" data-description="Согласно анализу Международного энергетического агентства, доля атомной энергетики в мировом энергобалансе постепенно сокращается на протяжении 20 лет. Однако российские эксперты считают, что перспективы у атомной энергетики есть. Правда, многое будет зависеть от политических, технических и управленческих решений." data-url="https://www.eprussia.ru/epr/409-410/5146541.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/91a/91a0ddd8bbcf6a1b87e3b7d67a222343.jpg" >

Отправить на Email


Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.