> Футурологи составили "карту будущего" до 2035 года - Энергетика и промышленность России - № 23 (403) ноябрь 2020 года - WWW.EPRUSSIA.RU - информационный портал энергетика
16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/403/6723618.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 23 (403) ноябрь 2020 года

Футурологи составили "карту будущего" до 2035 года

2020-й год принес множество сюрпризов. У привычных гипотез, с которыми мы прожили последние 20 лет, неожиданно закончился срок годности, они, как модно сейчас говорить, обнулились. Примечательно, что именно сейчас мы входим в новое десятилетие — очень динамичное, необычное и непредсказуемое. Вопрос в том, как строить прогнозы в условиях, когда мир захлестнула череда полярных событий, и широко распространяются не только идеи и технологии, но и вирусы, а социальная связанность формируется так же быстро, как и распадается. Эксперты уверяют: пришло время написания новых правил и новых гипотез.

Не просто холст

Весной, в разгар первой волны пандемии, Агентство стратегических инициатив решило посмотреть в будущее и пригласило ведущих российских футурологов сформировать «карту будущего», определив основные угрозы, вызовы и тренды до 2035 года.

В этой работе, длившейся более полугода, участвовали генеральный директор АНО «Платформа НТИ», спецпредставитель Президента РФ по вопросам цифрового и технологического развития Дмитрий Песков, президент Ассоциации экспорта технологического суверенитета, доцент кафедры прикладного анализа международных проблем МГИМО Андрей Безруков и профессор практики Московской школы управления «Сколково» Павел Лукша.

Специалисты использовали как классические методики прогноза, так и метод форсайта, ранее успешно опробованный ими в проектах «Форсайт образования 2030» (2010 г.), «Форсайт Россия» (2012 г.), в разработках НТИ и других. «Карта будущего» была представлена в ноябре на форуме «Сильные идеи для нового времени».

«Мы рассматриваем эту карту как своего рода холст, на котором уже есть контуры возможного будущего. Дорисовать его и даже поменять сюжет мы можем все вместе, — уверен Павел Лукша. — В процессе работы у нас родилась идея посмотреть на глобальную карту через призму классической географической карты и того, как разные регионы будут выбирать некоторую специализацию и взаимодействовать между собой».


Переменами движут эмоции

Карта состоит из трех больших слоев.

Первый слой — геополитика, а именно геополитические трансформации, новая роль мировых держав, изменение отношений между ними. Например, на карте есть давно ожидаемое событие, предсказанное футурологами загодя, — начало новой холодной войны между Китаем и США.

Второй слой — экономика и технологии. Эксперты отмечают, что первые ростки цифровой трансформации, автоматизации и перехода к Индустрии 4.0, были заложены в 2010 годы. В течение следующего десятилетия эта масштабная трансформация продолжится.

Третий слой — социальная сфера и культура, включая изменение способов общественной организации, появление новых смыслов и идей, объединяющих людей, и запуск вокруг всего этого новых политических форм.

«За каждым из слоев стоит свой смысл, свое движение. Это, по сути, такая спираль развития, которая между ключевыми человеческими эмоциями разворачивается в мировом масштабе, — комментирует Павел Лукша. —Геополитика, в основном, двигается эмоцией «Страх». Речь идет о страхе элит за свое будущее, за свою позицию. В экономике определяющей является эмоция «Комфорт», это стремление к благополучию со стороны пользователей и бизнеса. Культура и социалка двигаются эмоцией «Надежда», неким желанием чего-то иного, шансом на мечту».
 
Между тремя слоями происходит игра, которую футурологи увидели как ряд разворачивающихся историй. Большая часть из них происходит в геополитическом слое, где прослеживается изменение повестки, переход от преимущественно евроатлантического мира к многополярному, появление больших макрорегиональных блоков, которые эксперты называют островами. А также — изменение в технологической и экономической политике, связанное с активной цифровизацией, трансформацией роли человека труда. Вероятно, в 20-е годы общество будет серьезно обеспокоено появлением новых форм неравенства, что станет причиной социальных напряжений, которые авторы карты идентифицируют как «новый 1968 год».



Павел Лукша




«По сути, это коллективное заявление от групп, которые не выигрывают в этих процессах, о том, что мир должен стать более справедливым. Первые признаки этого мы увидели в протестах, которые проходили в США нынешним летом. Такое развитие событий мы предугадали заранее, назвав его «праздником непослушания». Однако очевидно, что это заявка на более масштабную повестку, повестку больших изменений»,  — отметил Павел Лукша.


Циферблат нового времени

Эксперты решили посмотреть на «карту будущего» глубже, через призму сценариев, к которым она ведет. В этой связи, футурологами был создан инструмент «циферблат нового времени», позволяющий определить, как предполагаемые события будущего могут влиять на мировую стабильность и глобальный порядок, то есть будут ли они способствовать консолидации в мировом масштабе или наоборот, спровоцируют разобщение и конфликты.

Например, на карте в первой половине 20-х годов есть событие, которое рассматривается как возможность, оно имеет низкую вероятность, но очень высокие последствия — это распад Европейского союза и конец еврозоны.

«Никто не хочет реализации этой ситуации, но если напряжение между странами ЕС будет расти, а их взгляды на будущее будут сильно противоположными, то предполагаемое событие наступит и приведет к масштабным негативным последствиям и для Евросоюза, и для всего мира.

Поэтому распад Евросоюза на нашем «циферблате» мы помещаем в угол, который связан с падением мировой экономики и ростом нестабильности, — комментирует Павел Лукша. — Вместе с тем, есть событие другого типа из зоны экономики, связанное с масштабным распространением контрактов полного жизненного цикла для инфраструктуры и крупного оборудования. Такие контракты важны, поскольку, с одной стороны, они способствуют стабильности, с другой — росту экономики».


Сценария четыре, но выбора нет

«Если раньше мировая экономика и политика развивались по понятным, в основном, последовательным сценариям, то сейчас мы видим совершено удивительный феномен, когда порой противоположные сценарии, начинают реализовываться одновременно. В ближайшие 10 лет, по нашим оценкам, будут разворачиваться сразу четыре сценария, разные по своему смыслу и задачам», — говорит Дмитрий Песков.

Первый сценарий называется «Новый левый национализм». 2020-е, считают футурологи, очень сильно повторяют сценарий 1920-х, когда процветал национал-социализм. Есть вероятность, что произойдет ряд событий, которые приведут к появлению во многих станах мира нового левого национализма.



Дмитрий Песков




«Левый национализм — это когда у вас есть абсолютный паритет национального, и звучат лозунги, например, «America is first», «Индия важнее всего», или «Китай важнее всего». С другой стороны, это требование социальной справедливости, «левой» повестки. Интересный факт: в США на прошедших выборах в конгресс выиграли кандидаты, выдвинувшие повестку медицинского обеспечения для всех. Это классическая «левая» повестка. Реализация такого сценария может иметь неприятные последствия, которых, как нам кажется, нужно постараться максимально избежать в России. А именно — появление новой кастовости с опорой на генотип и образ жизни», — отметил Дмитрий Песков.

Второй сценарий — «Период полураспада», предполагает распад сложившихся социальных феноменов и институтов по разным причинам. В том числе из-за психологической травмы карантина, краха «пузырей» городской экономики, продовольственного кризиса, новой холодной войны, праздника непослушания. К тому же, после завершения пандемии мы можем стать свидетелями охоты на «ведьм» в биотехе.

Третий сценарий — «Острова». Массовая национализация экономик приводит к тому, что каждая крупная страна считает, что у нее должно быть все свое. И она готова отгородиться от остальных, построив свой «остров», аргументируя это тем, что плотная социальная связанность сегодня ведет к невероятно высокому уровню рисков. Раньше у санкций, которые одна сторона накладывает на другую, было мало адресатов — Иран, Северная Корея. В 2010 году этот список пополнила Россия.




Футурологи подчеркивают, что данная концепция не является предсказанием или прогнозом, а представляет собой инструмент для анализа и принятия решений. Осуществление тех или иных сценариев зависит прежде всего от принятых политических и экономических шагов и эффективности их реализации. Упреждающие ответы на угрозы и опережающая адаптация к изменениям в мире понизят вероятность худших сценариев, а показателем эффективности «Карт будущего» будет то, что наиболее негативные прогнозы попросту не сбудутся.





«Нашей стране повезло — мы получили прививку, и у нас эта «болезнь» протекает в наиболее легкой форме из возможных. К тому же, Россия начала заниматься импортозамещением гораздо раньше, чем многие другие — считает эксперт. — Сейчас же страны начинают «бить» друг друга санкциями в массовом порядке, не особо понимая, что в действительности происходит. И мы видим в этом сценарии релокализацию производства критических товаров. В первую очередь, еды, лекарств. Оказалось, что как только наступает тяжелая ситуация, страны не готовы соблюдать никакие обязательства, в том числе союзнические».

Четвертый сценарий — «Зеленый посткапитализм». Базовая повестка, с которой западный мир входил в 2020-е, никуда не делась, как, впрочем, и не решилась проблема климатических изменений. При этом новая «левая» повестка, так или иначе, приводит к появлению модели посткапитализма, основанной на контрактах полного жизненного цикла, цифровых социальных гарантиях граждан, базовом безусловном доходе. И вместе с тем, с зеленым сценарием, когда углеродный след практически полностью пронизывает социальную и политическую «ткань».


Гонка в лучший мир

«Сегодня мы переживаем кризис, подобный тому, который был 100 лет назад, когда происходили технологический перелом, борьба великих держав и социальная революция. Причем эти элементы актуальны и сейчас, — говорит Андрей Безруков. — В 2020 году реакцией на вызовы стала борьба с ними. В частности, государства практически в ручном режиме начали заниматься социальными и экономическими вопросами, руководствуясь главной целью — выжить».

Ввиду кризиса американо-китайских, российско-американских отношений и непонимания Евросоюзом своего дальнейшего пути, борьба между государствами усилится, а затем начнется гонка стран в новый мир.

Сильные государства понимают, что сейчас нужно инвестировать в актуальные направления и пытаться занять лучшее место в мире. Однако нюанс в том, что ни одно другое государство, кроме Китая и США, не способно сделать это в одиночку. Как результат — появляются центры или техно-экономические блоки, идет концентрация сил между несколькими блоками глобального масштаба.

«Цикл, который сейчас происходит, это не просто когда государство начинает аккумулировать свои силы и контролировать все происходящее. Это кризис элит и той системы, которая была выстроена прежде.

Это кризис социальной справедливости виду того, что обостряется социальное неравенство, — комментирует Андрей Безруков. — В результате в мире будущего появятся большие технико-экономические блоки, которые занимают значимую долю рынка. Пока таких блока два: это Китай и США. Эти блоки будут иметь все необходимое для выживания: ресурсы, технологии, свой эмиссионный центр и свою философию развития.



Андрей Безруков




Справедливо встает вопрос: что делать остальным государствам — России, Бразилии, Индии, Евросоюзу, Японии — тем, которые не могут иметь все эти элементы, необходимые для выживания в нашем бурном мире? Они тоже начнут объединяться, и, вполне возможно, на открытых платформах будет выстраиваться какой-то конкурент Китаю или США, нежелающий попасть под их влияние. С другой стороны, есть серая межблочная зона, которая проходит по всему югу Евразии, доходит до Ближнего Востока и уходит в Африку.

Это не просто межблочная зона, это зона нестабильности, очень жесткого социального конфликта, вопиющего неравенства и климатического кризиса. Каждое из государств, находящихся в этой зоне, пытается бороться за выживание».


Время серьезных решений

Давайте посмотрим на примере конкретных стран, чем, возможно, будут примечательны 2020-е.
Так, Северную Америку ждет десятилетний кризис и внутренняя перестройка, из которой США, скорее всего, выйдут с новыми левоцентристскими элитами, новой экономикой, ориентированной на другую, более зеленую промышленность. При этом Южная Америка, вероятно, станет экономическим придатком, куда перейдет старая экономика.

Китай явно претендует на то, чтобы стать альтернативным центром мира. Уже сейчас правительство КНР акцентирует внимание на том, чтобы по всем технологическим параметрам выйти на уровень США и обогнать их. Не секрет, что КНР направляет большие инвестиции в экологию, массовое производство продуктов питания, в то же время выстраивает собственное экономическое пространство, что вызывает ответную реакцию других крупных держав. Прежде всего, Индии.

«Мы увидим конкуренцию между Китаем и Индией на всем пространстве: от Индонезии, или даже от Австралии до Ближнего Востока. Это будет конкуренция за доминирование в торговых путях, за ресурсы, — комментируют футурологи. — США же считают Китай, Индию и другие страны своими конкурентами, поэтому все больше обосабливаются и отгораживаются. Более того, они полагают, что этих конкурентов нужно стравливать между собой, топить и, главное, надо сделать так, чтобы конкуренты не отвлекались на свое экономическое развитие, а условно воевали войны вокруг себя».

Европа оказалась в интересной ситуации: она потеряла смыслы и должна найти себя. Период интеграции закончился, и Европа должна ответить на два важных вопроса: с кем она теперь, и что будет делать внутри своих стран. Вполне возможно, что в политическом плане Европа вернется к традиционным взглядам: север Европы — к социал-демократии, юг — к консервативным республиканским ценностям.

Эксперты считают, что логичным был бы альянс Европы с Россией — он очень комплиментарен, и позволит Европе стать частью большого блока, который вполне сможет конкурировать и с США, и с Китаем.

Африка — взрывной континент, где взрывной экономический и демографический рост, и взрывное же развитие государств, которые во многом еще племенные. В 20-х для всей Африки, кроме северной части страны, которая уже фактически стала фабрикой для Европы, может встать вопрос границ и принадлежности ресурсов. А сама она станет центром соперничества между США, Индией и Китаем за то, кому принадлежат логистические выходы из континента, порты и месторождения. На фоне этого Африка будет сильно развиваться.

России придется принимать серьезные решения: каким образом мы нарастим свою критическую массу, чтобы конкурировать с этими большими технико-экономическими блоками. С кем мы должны входить в альянсы, и как можем избежать «пожара», который будет проходить по югу Евразии.

Футурологи уверяют: у нас есть шанс остаться выше конфликтов, дать себе возможность посмотреть на них издалека и стать производителем самого главного — того, что будет нужно следующему миру.

«Хотя мы видим некое разделение мира, это не значит, что он превращается в набор крепостей. Мы не переходим к новому Средневековью, когда державы находятся в постоянном напряжении, — отмечает Павел Лукша. — Речь, на мой взгляд, идет о следующем этапе реинтеграции мира.

Сейчас мы переходим на другой этап, в котором появляется несколько полноценных повесток развития мира. Например, Китай, выстраивая свою национальную политику, будет ориентироваться на то, чтобы выжить. Причем ему придется переосмыслить свою политику и понять, чем же он может заинтересовать мир. Если в последние десятилетия ставка делалась на китайские инвестиции и присоединение игроков к китайской экономике, сейчас эти аспекты не очень вдохновляют элиты других стран.

Мы считаем, что Китай может предложить некоторую повестку, которая станет объединяющей, и в каком-то смысле взять на себя роль, которую играл Советский союз в XX веке. То есть стать носителем социал-демократической, коммунистической повестки, но на основаниях гораздо более близких КНР, а именно идеи общества великой гармонии, гармонии человека с социальными системами, государством и природой. Китай уже дает соответствующие посылы миру, в том числе пытаясь стать мировым экологическим лидером».



На основе форсайта эксперты определили семь вызовов 20-х годов для России, как для глобального игрока. Это значит, нам предстоит найти ответ на следующие вопросы:
  1. Как Россия сможет  активировать и преумножить свой природный капитал за счет лидерства в  самостоятельной зеленой повестке дня, включая

    • вхождение в рынки, связанным с углеродным следом;
    • нахождение «ассиметричных» технологических ответов для проблемы ускорения климатических изменений из-за таяния вечной мерзлоты (до 65% территории России);
    • запуск сектора регенеративной (восстановительной) экономики.


  2. Как и с кем Россия выстроит свой глобальный технологический блок на 500 миллионов человек?

  3. «Экспортный пакет»-1:

    Как Россия сможет накормить растущее 8-миллиардное население планеты, одновременно сделав сельское хозяйство основой своего развития и ключевым заказчиком высокотехнологичных решений?

  4. «Экспортный пакет»-2:

    Как Россия обеспечит мировую потребность в чистой энергии, развивая водородную и возобновляемую энергетику?

  5. «Экспортный пакет»-3: 

    Как Россия распакует потенциал «умных» транспортных коридоров, включая СМП и Евразийский Квантовый Путь?

  6. «Экспортный пакет»-4 (с опорой на три предыдущих):

    Как Россия может стать экспортером глобальной безопансости, включая цифровой, технологический и образовательный суверенитет?

  7. Как Россия сможет активировать собственный и глобальный человеческий потенциал для достижения этих целей, чтобы сделать повестку развития не элитарной, а общестрановой — за счет построения новой образовательно-карьерной системы на принципах справедливости и массовой уникальности?
 


Цифровая трансформация, Экология,

Футурологи составили "карту будущего" до 2035 года Код PHP" data-description="2020-й год принес множество сюрпризов. У привычных гипотез, с которыми мы прожили последние 20 лет, неожиданно закончился срок годности, они, как модно сейчас говорить, обнулились. Примечательно, что именно сейчас мы входим в новое десятилетие — очень динамичное, необычное и непредсказуемое. Вопрос в том, как строить прогнозы в условиях, когда мир захлестнула череда полярных событий, и широко распространяются не только идеи и технологии" data-url="https://www.eprussia.ru/epr/403/6723618.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/5fc/5fca34879ae0a0d062127b3af115e914.jpg" >

Отправить на Email


Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.