16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/401/4253974.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 21 (401) ноябрь 2020 года

Как сэкономить миллиард на ЖКХ?

Энергоэффективность Алена ЧУБОВА 830

Стратегическая роль энергосервиса отопления в МКД


Рост энергосбережения и энергоэффективности — в списке приоритетных задач российской энергетики. Для их решения государство и  участники отрасли сделали многое. Но сегмент энергосервиса отопления в многоквартирных домах (МКД) практически не развивается. И это государственная, а не частная проблема энергосервисных компаний. Почему энергосервис — самый выгодный инструмент экономии тепла для населения и государства, и что мешает его внедрению — читайте в этой статье.


С чего начинается энергоэффективность?

Нельзя говорить о жилищно-коммунальных услугах для населения и обо всем, что с ними связано, безотносительно состояния кошельков россиян. Они оплачивают не только текущие услуги, но в конечном итоге и часть инвестиционных проектов по модернизации жилищно-коммунального хозяйства. Понятно, что идеальная для продавца модель «деньги — товар» здесь не работает. Стоит принять как данность то, что рост суммы в платежке ограничен ростом доходов, а сокращение потребления не всегда возможно технически. Превышение же порогов платежеспособности дОлей жилищно-коммунальных услуг в расходах населения влечет за собой катастрофическое падение собираемости, рост «мертвой» дебиторки и социального напряжения. Задачу с такими вводными и надо решать.

Доходы населения — единственный источник средств для возврата инвестиций в жилищно-коммунальном хозяйстве, в том числе и для проектов по энергоэффективности в МКД. Поэтому стоит разобраться, что с ними происходит.



Куда ни кинь, всюду клин

По данным Росстата, в 2020 году ВВП России упадет минимум на 6,5%, или на 7 трлн руб., вместо запланированного роста в 2%. Вообще же рост экономики в последнее десятилетие держится на уровне статистической погрешности — в среднем около

Шесть лет подряд с 2014 года реальные располагаемые доходы населения (денежные доходы за вычетом обязательных платежей) сокращаются либо стагнируют (график 1). В этом году они упадут на 3,7%.







Число россиян с доходом ниже прожиточного минимума увеличится до 20 млн человек (13,5% населения страны).

С 2014 года кривая инфляции практически зеркально отражает кривую доходов — чем ниже доходы, тем выше инфляция. Рост цен на ЖКУ до 2014 года значительно опережал инфляцию (с 2005-го по 2013-ый на 68,2%), но после шел практически вровень в ней, отклоняясь плюс-минус на 2% (график 1).

Среднестатистическая российская семья в 2019 году заплатила за ЖКУ 4,8 тысячи рублей в месяц. Годом ранее этот показатель был ниже на 9,1%. Жители 47 регионов отдают на оплату коммуналки более 10% своих расходов. В этом году из-за пандемии коронавируса доля ЖКУ вырастет за счет сокращения реальных доходов и расходов на крупные покупки.

Как следствие крутого пике уровня жизни, долги россиян за ЖКУ растут. В 2019 году общая сумма долгов достигла 1,39 трлн руб., из них задолженность граждан составила 615  млрд. По прогнозам, в 2020 году к этим долгам прибавится еще 0,2 трлн руб., а собираемость упадет на 15–30%.



Кто вложится в энергоэффективность?

Итак, доля ЖКУ в расходах населения, как и долги за ЖКУ, растут. Эта зависимость, к сожалению, закономерна. В России платежеспособный спрос определяет не потребление, а собираемость платежей. (Жители МКД слабо влияют на потребление отопления и жилищных услуг, составляющих львиную долю платежа.) Ключевым же показателем, влияющим на собираемость, является доля ЖКУ в расходах населения. Чем она выше, тем ниже собираемость.

При доле ЖКУ в 7% можно обеспечить собираемость в 95%. Это первый порог платежеспособности граждан. Если он превышен, то рост доли на 1% приводит к снижению собираемости также на 1%. Дальнейший рост тарифов приводит только к росту долгов (если не снизится потребление или не вырастут доходы). Второй порог равен доле ЖКУ в 15%, при нем собираемость составляет 70%. За ним никакие меры по работе с должниками или социальной поддержки не помогают увеличить собираемость.

Будут ли тарифы расти? Да, будут. За счет инфляции, «умных счетчиков», «альтернативной котельной», ТБО, покрытия убытков из-за долгов, масштабных инвестпроектов. Будет ли потребление сокращаться? По отоплению кардинально не будет.

Хватит ли места в платежке для дополнительных сборов с граждан на проекты по энергоэффективности? Конечно, нет. Бюджет здесь тоже вряд ли поможет — МКД это зона ответственности жильцов. Особенно остро стоит вопрос сокращения потребления тепла, потому что это самая тяжелая статья в квитанции, а модернизация домовых систем отопления — это сложно и дорого.

Также финансирование энергосберегающих мероприятий возможно за счет средств капитального ремонта. Но это потратит средства жителей, которые можно пустить на необходимые, но неокупамые меры, например замена лифта, устранение протечек кровли.

Ситуация, казалось бы, патовая — и инвестировать нельзя, и не инвестировать нельзя. Но решение все-таки есть. Это энергосервисные договоры. Их уникальное преимущество в том, что средства инвестирует частный бизнес, а не граждане или государство, а возврат инвестиций осуществляется за счет будущей экономии, а не за счет увеличения платежа в квитанции.

Более того, даже в период действия энергосервисного договора суммарный платеж за отопление и услуги энергосервисной компании будет меньше, чем один платеж за отопление до него. А после окончания договора плата за отопление сократится на четверть от первоначального платежа. Если вспомнить о том, что доля отопления составляет 25% в коммуналке, а тарифы будут расти, то это внушительная экономия для жителей МКД. Но, главное, им никогда не придется оплачивать энергосервис из своего дохода. То есть, при прочих равных, доля ЖКУ в расходах населения сократится.



Идеальный инвестор

Центральная система отопления не позволяет оперативно менять подачу теплоэнергии в МКД в зависимости от погоды. Избытком тепла жильцы «отапливают улицу» через открытые форточки. Это эффект «перетопа», знакомый в России каждому. Чтобы сбалансировать внешнюю и внутреннюю температуру, энергосервисная компания (ЭСКО) устанавливает в доме автоматизированный узел управления потреблением тепловой энергии на отопление (АУУ). Он регулирует объем тепла, подаваемого в дом, что и позволяет сокращать расход теплоэнергии и, как следствие, платеж за отопление.

Энергосервисный проект окупается примерно за 5–7 лет. Все затраты на оборудование и программное обеспечение, работу сервисной, диспетчерской и аварийных служб компенсируются за счет части средств, полученных от экономии ресурсов. Все риски берет на себя ЭСКО. Если плановая экономия не будет достигнута, она не получит свое вознаграждение = не окупит собственные инвестиции (при этом даже в таком случае новое оборудование станет общедомовой собственностью). Под «экономией» понимается разница объема потребленного ресурса между фактическим расходом энергоресурса до установки регулирующего оборудования и после. Энергосервисная компания несет ответственность за бесперебойную работу оборудования и комфортный температурный режим в течение всего срока договора.

АУУ — оптимальный вариант по эффективности и рентабельности. Для проектов по установке более сложных типов оборудования, например, индивидуальных тепловых пунктов размер инвестиций и срок окупаемости кратно больше, что кардинально снижает к ним интерес жильцов и инвесторов.

Конечно, ЭСКО, как и любой инвестор, зарабатывают на проекте, но это тот редкий случай, когда в выигрыше остаются все участники системы ЖКХ — население, государство, ресурсоснабжающие организации, УК, бизнес. Причем, в долгосрочной перспективе.



План ГОЭЛРО 2.0

Россия обладает огромным потенциалом экономии энергии. 17% совокупного потребления топливно-энергетических ресурсов страны приходится на население. В Москве, крупнейшем рынке теплоснабжения Европы, этот показатель – 20,3%. Поэтому, если вложиться в энергоэффективность ЖКХ, эффект будет масштаба ГОЭЛРО, в экономике страны произойдет рывок.

В 2018 году 67% от всей площади жилых помещений России составлял городской частный жилой фонд. При этом доля капитально отремонтированных МКД (к общей площади МКД) всего 1,3% (график 2). Ключевые сегменты МКД по годам постройки: 45% построены в 197–1995 годах, 35,5% — в 1946–1970; по износу: 51,6% с износом от 31 до 65 процентов, еще 36% — от 0 до 30. Это и есть потенциальные клиенты энергосервиса.






При этом жилой фонд очень чувствителен к мерам государственной политики по повышению энергоэффективности.

Еще в 2017 году по предложению Минэкономразвития России был запущен пилотный проект, в рамках которого в дома в разных округах Москвы устанавливали АУУ. Энергосервисные договоры были заключены с более чем 1,5 тыс. МКД, в которых проживает свыше миллиона человек. В результате с 2018 по 2020 год было сэкономлено теплоэнергии на 1,3 млрд руб., а средств жителей на 280 млн руб. (за счет сокращения платежа за отопление). Средний процент экономии составил 24,7%. Эксперимент был признан успешным.

А в 2019 году в госдокладе по энергосбережению и энергоэффективности Минэкономразвития России зафиксировало уровень развития автоматизированных индивидуальных тепловых пунктов в МКД в 6 раз ниже плановых (1% вместо 6%).

Объем российского рынка энергосервиса оценить практически невозможно — нет единой системы учета данных. В 2019 году РАЭСКО использовало данные ЕИС (Единой информационной системы в сфере закупок), но туда не попадают энергосервисные договоры в МКД. Поэтому в ЕИС зафиксированы лишь 6 контрактов на сумму 27,8 млн руб. по сервису внутреннего освещения домов.

Безусловно, энергосервис — «черный лебедь» экономики России, драйвер ее развития, а частный бизнес вместе с госрегуляторами отлично могут справиться с его освоением.



В чем задержка?

Если энергосервис настолько мощный инструмент повышения энергоэффективности, то почему он до сих пор не используется повсеместно? Потому что он новый и нормативная база для него еще разрабатывается? Нет — энергосервис введен в российское законодательство 11 лет назад. Сегмент В2В, особенно бюджетная сфера, развивается достаточно активно, заказчики там юрлица-бюджетники, и ЭСКО работать с ними более-менее просто. А вот в сегменте В2С, где заказчики (собственники МКД), есть два камня преткновения — «льготники» и кворум на общих собраниях собственников помещений для заключения энергосервисных договоров в МКД.

Эти ключевые законодательные пробелы в энергосервисе были предметом обсуждения, прошедшего 15 октября 2020 г. заседания Общественного Совета при Минстрое России на тему: «Жилищно-коммунальное хозяйство России — новые возможности». Очень ярко о существующих барьерах заявили власти Тюменской области, Республики Саха (Якутия), а также других регионов, готовых реализовывать энергосервис в МКД после их преодоления.

К «льготникам» относятся граждане, пользующиеся социальной поддержкой по оплате ЖКУ. Существуют как федеральные льготы, так и региональные. В 2019 году 34 млн человек (23% населения) получили льготы на оплату ЖКУ на сумму 305,4 млрд руб. Также отдельно существуют субсидии для оплаты ЖКУ, которые финансируются исключительно из региональных бюджетов: 3 млн семей (5,3% семей) оформили субсидии на сумму 70,8 млрд руб. (график 3). В некоторых регионах доля «льготников» достигает 40%.






Проблема в том, что государство компенсирует «льготникам» оплату коммунальных услуг, но не оплату услуг ЭСКО, потому что «по закону» энергосервис не относится к коммунальным услугам.

Как следствие, экономия распределяется между «льготником» и государством, а плата за услуги ЭСКО полностью ложится на плечи «льготника». Он не может покрыть оплату услуг ЭСКО из экономии. Поэтому в период действия энергосервисного договора суммарный платеж за отопление и услуги ЭСКО у «не льготника» всегда ниже, чем до того, а у «льготника» — всегда выше. Получается череда парадоксов.

Парадокс первый: ЛИБО «льготник», в отличие от гражданина без льгот, не экономит, а переплачивает, ЛИБО ЭСКО оказывает услуги «льготникам» за свой счет. Естественно, энергосервис «льготнику» не интересен.

Парадокс второй: государство экономит за счет «льготников». И во время действия договора, и после его окончания. Так как практически в каждом МКД есть эта категория граждан, компаниям приходится либо отказываться от ведения такого бизнеса в МКД, либо начислять «льготникам» плату за энергосервисные услуги с учетом скидок, пропорциональных льготам на отопление. Но государство не компенсирует ЭСКО выпадающие доходы, чем принципиально снижает инвестиционную привлекательность бизнеса.

В 2018–2020 годах московские ЭСКО предоставили скидок льготникам на сумму более 150 млн руб., что составляет 17% от выручки. При этом за тот же период экономия бюджета на компенсациях льгот за счет энергосервиса превысила 242 млн руб.

Получается: и на словах, и в нормативных документах государство призывает население заключать энергосервисные договоры, а бизнес — инвестировать в энергосбережение, но на деле препятствует этому.

Необходимо на федеральном и региональном уровнях принять законы о предоставлении льгот на энергосервис отдельным категориям граждан. Это ни в коем случае не увеличит расходы бюджета, потому что льготы на энергосервис не могут превысить существующих льгот на отопление. Но система придет в равновесие. «Льготники» получат свои скидки, бюджет — сокращение расходов на льготы по отоплению (список остальных выгод — выше), жители — возможность экономить, ЭСКО — устанавливать АУУ, экономика — драйвер развития. Важно не запустить ситуацию, иначе потребление тепла вырастет, а вслед за ним — и доля ЖКУ, и объем дотаций населению.

Без законодательного решения вопроса льгот на энергосервис в России не будет бизнеса энергосервиса отопления в МКД. Снижение кворума общих собраний для заключения энергосервисного договора в МКД позволит его еще больше масштабировать. А вообще без энергосервиса ни фонды капремонта, ни государство, ни ресурсоснабжающие организации не справятся с задачей такого масштаба и срочности.






Выгоды жильцов МКД от проектов по энергосервису отопления:

  • Не тратятся на установку АУУ и его обслуживание;
  • Экономят теплоэнергию;
  • Экономят на оплате отопления (5–10% во время договора, 25–40% после) сразу после ввода АУУ (в зависимости от региона и степени «перетопа»);
  • После окончания договора получают в собственность всё оборудование;
  • В доме всегда комфортная температура и равномерный прогрев всех помещений;
  • Могут контролировать онлайн температурный режим и расход теплоэнергии;
  • Рыночная стоимости квартир увеличивается.



Выгоды государства от проектов по энергосервису отопления МКД:

  • Модернизация системы ЖКХ;
  • Сокращение потребления теплоэнергии;
  • Улучшение качества отопления и снижение аварийности;
  • Экономия средств бюджета и граждан, в том числе по программам социальной поддержки и субсидированию оплаты ЖКУ;
  • Экономия бюджета на содержание муниципальных помещений в МКД;
  • Решение проблему сокращения доли ЖКУ в расходах населения;
  • Снижение социальной напряжённости;
  • Запуск нового рыночного сегмента с огромным потенциалом;
  • Создание высокотехнологичных рабочих мест;
  • Расширение рынка сбыта для отечественного производителя;
  • Развитие цифровизации;
  • Привлечение частных инвестиций в ЖКХ;
  • Мотивация банков финансировать программы энергоэффективности, в том числе через ГЧП;
  • Создание культуры бережливого отношения к энергоресурсам в обществе.


Энергосбережение, Энергоэффективность, ЖКХ, Отопление,

Как сэкономить миллиард на ЖКХ?Код PHP" data-description="<span style="font-size: 14pt;"><br> </span><span style="font-size: 14pt;">Рост энергосбережения и энергоэффективности — в списке приоритетных задач российской энергетики. Для их решения государство и  участники отрасли сделали многое. Но сегмент энергосервиса отопления в многоквартирных домах (МКД) практически не развивается. И это государственная, а не частная проблема энерго" data-url="https://www.eprussia.ru/epr/401/4253974.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/2be/2be62aa58a8eccd83261afa2cdc65b1b.jpg" >

Отправить на Email


Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.