16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/383-384/1387122.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 03-04 (383-384) февраль 2020 года

Нужно мыслить глобально. Минпромторг задает правила игры для промышленных предприятий

Производство для энергетики Елена ВОСКАНЯН 1546

Объем инвестиций, направленных государством на решение задачи импортозамещения за пять лет, к концу 2019 года достиг отметки в 1,6 триллиона рублей.

При разработке матрицы инструментов поддержки промышленности Минпромторг России исходил из того, что основные сложности были связаны с дорогим и труднодоступным кредитованием, отсутствием естественного притока инвестиций, в том числе частных, в реальный сектор. Кроме того, имелся запрос на поддержку в части реализации программ по выводу новой продукции на рынок. Следовательно, остро обозначилась необходимость повышения конкурентоспособности отечественной продукции.


Как привлечь инвестиции?

В 2014 году в России создан Фонд развития промышленности. На сегодня день в нем действует 10 программ, включая программу софинансирования проектов вместе с региональными фондами развития промышленности.

– Эти программы появились благодаря тому, что мы слушали и будем слушать бизнес и стараемся решать проблемы, с которыми он к нам приходит, – отметил заместитель министра промышленности и торговли РФ Михаил Иванов в ходе Национального промышленного форума. – Поддержку уже получили 520 проектов, общий объем выданных займов превысил 110 миллиардов рублей. За пять лет мы запустили более 170 новых производств, обеспечили порядка 160 миллиардов налоговых поступлений и создали 23 тысячи новых рабочих мест.

С 2014 года работает механизм компенсации процентных ставок по кредитам, которые предприятия брали на реализацию комплексных инвестиционных проектов (КИП). Он подразумевает и этап разработки новой продукции, и этап модернизации производства для ее освоения, и собственно выпуск продукции.

– Мы поддержали свыше 180 проектов общим объемом более 13 миллиардов рублей. Данный инструмент получил широкое распространение по всем отраслям: химической, лесной промышленности, энергомашиностроению, – прокомментировал замминистра.

Зарекомендовал себя и специальный инвестиционный контракт (СПИК), обеспечивший приток в отрасль промышленности частных инвестиций в размере 800 миллиардов рублей. Речь идет о 45 СПИКах, подписанных на федеральном уровне.

– Летом 2019 года принят пакет законопроектов о внесении изменений в закон о промышленной политике, налоговый и бюджетный кодексы. Это сделано с целью модернизации механизма специального инвестиционного контракта. Так появился СПИК 2.0. СПИК 1.0 был ориентирован на привлечение инвестиций, а решение, быть СПИКу или нет, принимала межведомственная комиссия. Входной порог был на уровне 750 миллионов рублей для инвесторов, готовых приступить к реализации таких проектов в России, включая внутренних инвесторов, – поясняет Михаил Иванов. – Сейчас мы переходим от инвестиционного контракта к технологическому. Основная особенность инструмента СПИК 2.0 в том, что он нацелен на освоение тех технологий, которые необходимы российской экономике. Это правило будет касаться как отечественного инвестора и новых российских технологий, так и иностранного, намеревающегося осуществить трансфер зарубежных решений.


"– Внутренний рынок сейчас существенно ограничен, и если мы хотим наладить импортозамещение в каких‑то направлениях, нужно мыслить глобально." 

Срок действия специнвестконтракта продлен до 20 лет. Ряд льгот, «зашитых» внутри первого СПИКа, сохранится. Однако добавится конкурсный отбор на технологические направления, по которым можно заключать СПИК. Минпромторг будет выбирать инвесторов, способных не только быстро реализовать проект, но и представить конкурентоспособную технологию – о трансфере или освоении которой идет речь.

Завершается работа над пакетом подзаконных актов. Особое внимание уделено перечню технологических направлений, которые станут своего рода ориентирами для инвесторов при реализации СПИКов.


Новые и старые механизмы

Учитывая темпы развития технологий в отраслях промышленности, важной является стадия научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. У государства есть соответствующий инструмент в виде субсидирования части затрат на проведение таких работ. За последние пять лет поддержку получили более 300 проектов с общим объемом финансирования со стороны государства свыше 23 миллиардов рублей. Сейчас этот механизм претерпевает оптимизацию.

– На федеральном и региональном уровнях существуют сотни механизмов. Несмотря на то что в Фонде развития промышленности запущен навигатор государственных мер поддержки и мы проводим публичную кампанию по разъяснению инструментариев, которыми может воспользоваться промышленность, тем, кто впервые работает с государством, сложно сориентироваться, какой инструмент больше подходит, какие нужно учитывать нюансы, ограничения, входные требования. Поэтому некая универсализация будет на пользу промышленникам и тем, кто готов идти вместе с государством и участвовать в наших механизмах поддержки, – говорит представитель ведомства. – Видится необходимость создания единого окна, через которое конкретный бизнес или предприятие смогут получить доступ, оставить заявку или подать документы на любой механизм поддержки.

Возвращаясь к существующим механизмам, господин Иванов упомянул инструмент, разработанный в 2017 году и касающийся поддержки предприятий в ответственный момент вывода новой продукции на рынок, когда отсутствуют референции, нет возможности приехать куда‑то и посмотреть, как оборудование, станок, установка работает.

– Этот механизм называется «Поддержка пилотных партий». За время его существования мы получили более 700 заявок на сумму почти 16 миллиардов рублей. К сегодняшнему моменту смогли оказать поддержку 93 предприятиям из 34 регионов РФ на 3,8 миллиарда рублей. С 2020 года этот механизм будет трансформироваться, но в целом хотим сохранить его как важный блок с точки зрения жизненного цикла промышленной продукции, потому что до 2017 года этап опытно-промышленной эксплуатации не был охвачен существовавшим набором инструментов, – пояснил спикер.

Появились новые инструменты, связанные с развитием законодательства в области экологии. Минпромторг предлагает воспользоваться инструментом «Зеленая облигация»: компаниям, намеренным реализовать проекты по повышению экологической эффективности своих производств, будет компенсироваться часть купонного дохода.

Для достижения ключевых показателей нацпроекта «Развитие международной кооперации и экспорта» запущена программа льготного кредитования для предприятий, берущих на себя обязательство по повышению конкурентоспособности своей продукции.

– Корпоративные программы повышения конкурентоспособности (КППК) – новая ветвь развития промышленной политики, которую в 2019 году мы обличили в конкретный инструментарий: за шесть лет бюджетом предусмотрено порядка 20 миллиардов рублей на компенсацию процентных ставок не напрямую предприятиям, а имеется в виду, что банки будут делать скидку за счет этих бюджетных средств. Скидка составит минус 4,5 % для любых кредитов, привлекаемых с рынка, в том числе долларовых. Кредиты могут иметь инвестиционный характер, то есть браться с целью модернизации производства для повышения качества конкурентоспособности продукции, но необязательно. Это могут быть и торговые кредиты, связанные с внешнеторговыми операциями, и кредиты для создания инфраструктуры за рубежом, – резюмировал Михаил Иванов.


Без поддержки было бы сложнее

Заместитель председателя Комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству, координатор проекта «Локомотивы роста» Денис Кравченко уверен: наша страна может стать поставщиком сложных систем для инфраструктуры цифровой экономики, поэтому стоит уделять больше внимания развитию науки, использовать потенциал отечественных научных школ.

– Внутренний рынок сейчас существенно ограничен, и если мы хотим наладить импортозамещение в каких‑то направлениях, нужно мыслить глобально. Чтобы наш продукт подходил под понятие импортозамещающего, он должен не только повторять технологию, но и быть конкурентным по цене и качеству. Если эти параметры достигнуты, можно говорить о перспективах экспорта, – убежден господин Кравченко.

Заместитель генерального директора по коммерции и маркетингу ПАО «НПК ОВК» Борис Мягков поддержал этот посыл, проиллюстрировав его на примере деятельности своего предприятия.

– Рынок грузового подвижного состава достаточно волатильный. В 2019 году был пик по производству и выпуску подвижного состава. Предыдущий пик пришелся на 2012 год, и, учитывая цикличность процессов, ожидаем снижения потребности в подвижном составе на внутреннем рынке практически вдвое, – комментирует Борис Мягков. – Мы озабочены тем, чтобы не сбавлять темпы и чтобы инвестиции, направленные в развитие нашего предприятия, оправдывались. Одним из важнейших способов увеличения выпуска подвижного состава является развитие экспортного направления. На данный момент мы работаем практически со всеми регионами мира по поставкам продукции железнодорожного направления. Северная Америка потребляет наши литые детали для тележек американских грузовых вагонов. Недавно подписан контракт с крупнейшим железнодорожным холдингом Европы, первые образцы уже сданы. На форуме в Сочи подписали контракт с Африкой – на 100 вагонов для Зимбабве. Ведем переговоры с Индией, где растет рынок железнодорожной продукции и требуется литейная продукция для производства собственных вагонов.

Конечно, в каждом регионе мира существуют барьеры для роста и конкуренции на местном рынке – это и высокие транспортные затраты, и серьезные требования по сертификации и проведению дополнительных испытаний.

– Мы пользуемся мерами поддержки, которые оказывает Минпромторг, помогают и постановления правительства. Попробовали смоделировать, как сможем вырастить свой экспорт, если мер поддержки вообще не будет. Пришли к выводу, что без них придется сложно, – рассуждает представитель ОВК. – Однако имеется ряд пробелов, которые хотелось бы устранить. Так, постановления Правительства № 496 и № 191 не учитывают специфику производства железнодорожного транспорта, в том числе сроки по локализации, постановке на производство. Еще мы вынуждены локализовывать у себя производство некоторой продукции, например элементов подвижного состава. Для нас это не инвестиция в развитие, а поддержка основной продукции, которая идет на экспорт. Хотелось бы предусмотреть под это какую‑то отдельную субсидию.


Совершить качественный рывок

Тема необходимости локализации передовых зарубежных технологий и оборудования на территории Российской Федерации не отличается новизной. Локализация способствует сохранению экономического суверенитета страны, поскольку развивает собственные производственные силы, технологическую практику и главное – человеческий потенциал. На территории нашей страны существуют успешные примеры локализации зарубежных компаний, в основном ориентированных на серийный и массовый выпуск продукции. Одним из таких примеров является автопром, который регулируется федеральным законом о промышленной политике и рядом подзаконных актов. Зарубежная компания берет на себя обязательство по локализации, развитию технологии и созданию нового производства; взамен она получает налоговые льготы, упрощение административных процедур и статус российского производителя. В отрасли энергетического машиностроения, по мнению председателя правления АО «Подольский машиностроительный завод» Алексея Рубцова, тоже прослеживается положительная динамика.



– Профильные министерства и Правительство РФ поддержали инициативу производителей о стопроцентной локализации производства котельного энергооборудования для модернизации тепловых станций. Но наряду с энергетической отраслью ключевыми драйверами нашей экономики являются проекты развития территорий, нефтехимическая и нефтеперерабатывающая сферы, – говорит он. – Сегодня активно ведется строительство Амурского газоперерабатывающего завода, завода по сжижению природного газа, развивается нефтеперерабатывающее производство. Эти масштабные проекты реализуются, как правило, с участием крупнейших компаний-лицензеров. Однако мы зачастую сталкиваемся с тем, что зарубежный инжиниринг не заинтересован в развитии российских производителей и рассматривает их исключительно с точки зрения выполнения ими именно зарубежных стандартов при производстве оборудования, не передавая при этом саму технологию. На первый взгляд в этом нет ничего плохого: хочешь участвовать в проекте – соответствуй необходимым требованиям. Но на практике это приводит к тому, что предприятия не могут выполнить предъявляемые им требования, не проведя необходимой модернизации производства, не пройдя соответствующей зарубежной аттестации.

Вышеперечисленные мероприятия требуют не только инвестиций, но и отлаженных технологических процессов при работе с европейскими и американскими стандартами, предусматривающими работу с иностранными материалами.

– Но и это еще не все, – продолжает Алексей Рубцов. – Если все трудности преодолены, на финишной прямой нас ожидает вопрос референций, без них поставка оборудования в нефтегазовую отрасль практически невозможна. Только в исключительных случаях можно победить в этом соревновании. Так, в 2008 году, когда снизился спрос на оборудование атомной отрасли, Газпромбанк – основной акционер ОМЗ, принял стратегическое решение о диверсификации производства и начале выпуска нефтехимического оборудования, реакторов гидрокрекинга, сложнейшего и ответственного оборудования в системе нефтепереработки, которое не производилось на предприятиях Советского Союза и Российской Федерации. Лицензиар процесса, компания Chevron, крайне неохотно более трех лет включала в список аттестованных производителей Ижорский завод, который в течение 20 лет производил атомные реакторы для отечественной атомной отрасли. Только благодаря тому, что руководство Республики Татарстан, акционеры компании ТАНЕКО поверили ижорским машиностроителям, взяли на себя риски по поставке нереферентного оборудования, оно сейчас производится в нашей стране и успешно поставлено на все комплексы гидрокрекинга российских нефтяных компаний.

Спикер отмечает: как показывает практика, заинтересованность зарубежного инжиниринга может быть локомотивом интеграции в российские предприятия новых технических решений, что позволит создать оборудование, отвечающее необходимым стандартам.

– Только введением определенных правил, принятием необходимых нормативов на примере энергетической отрасли мы можем смотивировать зарубежный инжиниринг искать возможность для трансферта технологий и локализации оборудования, взаимодействуя с ведущими российскими производителями, – считает эксперт. – Зарубежный инжиниринг должен быть мотивирован на данные изменения и должен вкладывать деньги и интеллектуальную собственность в тот рынок, на котором собирается зарабатывать.

В государственных компаниях естественных монополий существуют различные показатели по локализации оборудования. Однако для их выполнения нужна нормативная база, которая откроет возможности для российского машиностроения.

Считаю необходимым предложить заинтересованным министерствам рассмотреть возможность создания механизма адресной поддержки предприятий, способных принять и развить зарубежные технологии. В случае создания совместного предприятия нужно упростить им доступ к средствам, направленным на внедрение новых технологий для дальнейшего их применения как на территории России, так и на территории ЕЭС. Кроме того, надо разработать механизм предоставления субсидий отечественным производителям на создание головных образцов, ранее не производимых на отечественных предприятиях с применением адаптированных зарубежных технических проектов. Также необходимо рассмотреть возможность формирования механизма господдержки, обучения кадров в зарубежных компаниях при создании с ними совместных предприятий.

Не стоит забывать: одним из существенных условий успеха, на который напрямую влияют государство и профильные министерства, является создание рынка применения технологий и продукции машиностроения. Поэтому крайне важна поддержка со стороны государства развития ключевых драйверов нашей экономики, в том числе нефтехимических и газоперерабатывающих производств, арктических территорий, территорий центральной Сибири и Дальнего Востока.

– Уверен, при скоординированной деятельности государства и машиностроителей мы сможем в короткий срок совершить качественный рывок в развитии отечественного машиностроения, внести дополнительный вклад в рост ВВП и повысить уровень жизни наших граждан, – резюмировал Алексей Рубцов.


Плодятся в геометрической прогрессии

– В последние годы в России создан беспрецедентный инструментарий господдержки промышленного комплекса, охватывающий практически весь жизненный цикл продукта, от разработки до продажи, – говорит и.о. заместителя министра – начальник Управления промышленности Министерства промышленности, развития предпринимательства, инновационной политики и информатизации Пензенской области Михаил Антонов. – Созданы десятки институтов развития, многие в рамках реализации нацпроекта. Нас убеждают, что все они эффективны и востребованы. Так ли это на самом деле? На мой взгляд, «система» – это то, что позволяет объединить все имеющиеся меры, направленные на одно и то же, и получить максимальный эффект от средств налогоплательщиков, которые направляются на достижение столь амбициозных целей национального развития. В принципе, все институты развития хорошо работают, достигают KPI, и к ним по отдельности претензий нет. Но приведу пример из собственной практики. В ходе обучения резерва управленческих кадров сформирована команда, членом которой я являюсь в настоящее время, на протяжении нескольких месяцев мы работаем над новым федеральным проектом увеличения экспорта высокотехнологичной продукции гражданского назначения предприятий ОПК в рамках нацпроекта «Международная кооперация и эксперт». Проанализировав действующую систему мер господдержки, мы выявили только на федеральном уровне более 20 видов финансовой поддержки и более 15 институтов развития, внимание которых направлено фактически на одни и те же объекты. Начали разбираться: почему у нас не растет экспорт. Главные причины: отсутствие единого органа, института развития, который бы координировал и систематизировал все меры для получения максимального эффекта, а также крайне низкий уровень информированности предприятий о действующих мерах господдержки. При этом меры появляются очень быстро, только в рамках нацпроекта на территории Пензенской области создано около 10 новых институтов развития.

Кстати, проанализировав действующие виды господдержки, Минэкономразвития пришло к выводу, что они ведут к прямым потерям налоговых доходов либо к дополнительным расходам бюджета. Дело в том, что госорганы, курирующие эти виды поддержки, определяют разные критерии получения субсидий при предоставлении одних и тех же льгот и преференций. Это приводит к дезориентации объектов мер господдержки и увеличению риска невостребованности отдельных механизмов. Переходя на региональный уровень, эти меры господдержки и институты развития плодятся в геометрической прогрессии, поскольку структура органов исполнительной власти в каждом регионе различная.

Более того, руководители промышленных предприятий нередко не видят отличий между программами поддержки, зачастую им не хватает ни сил, ни времени, чтобы вникнуть, разобраться в тонкостях, условиях, преимуществах той или иной меры. Кроме того, их пугает большой объем отчетных документов, проверки целевого использования средств со стороны органов исполнительной власти, институтов развития, контрольных органов в лице прокуратуры, Счетной палаты. Следовательно, предприятия вынуждены либо нанимать дополнительных сотрудников для участия в системах господдержки, либо привлекать консалтинговые компании, отвлекая на это средства.

– Генераторами и операторами большинства финансовых мер поддержки, институтов развития являются Минэкономразвития и Минпромторг, они и задают вектор движения в этом направлении, – говорит представитель Пензенской области. – Поэтому, считаю, на первом этапе необходимо провести инвентаризацию всех действующих мер и институтов господдержки внутри ведомств, удалив дублирующие функции. Далее в режиме межведомственного взаимодействия – провести аналогичную работу, наложив эти результаты один на другой, и не постесняться где‑то, возможно, объединить какие‑то институты либо ликвидировать некоторые из них. При этом важно разработать единые требования к заявочным и отчетным документам. Главная задача – внедрить реально действующее одно окно для предприятий, которое работало бы по принципу регистратуры в поликлинике.

Тему поддержки Минпромторгом предприятий мы продолжим в следующих номерах «ЭПР»


Нужно мыслить глобально. Минпромторг задает правила игры для промышленных предприятий

Энергетическое машиностроение, Инвестиции

Отправить на Email

Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.