16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/383-384/1371404.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 03-04 (383-384) февраль 2020 года

Нюансы цифровизации: невозможное возможно

Цифровые технологии стали неотъемлемой частью нашей жизни. Многие компании все чаще прибегают к умным решениям, чтобы упростить какие‑либо процессы. При этом оказывается, не все руководители производственных предприятий достаточно осведомлены о возможностях, которые открываются при внедрении интеллектуальных технологий.

В этом, уверяют эксперты, нет ничего страшного – условно говоря, как айтишники не всегда понимают технологические процессы, так и производственники могут недостаточно разбираться в нюансах цифровизации. С другой стороны, наблюдается нерешительность руководителей крупных организаций в части внедрения умных систем. Это связано с тем, что человек, принимающий решения, взвешивает риски и считает логичным сначала попробовать автоматизировать или цифровизировать небольшой процесс и, если будут результаты, масштабировать этот опыт.


Выживут те, кто не боится перемен

По мнению генерального директора ООО «Цифра» Игоря Богачева, это правильный подход – пробовать в любом случае надо, ведь если смотреть на происходящее со стороны и никак в этом не участвовать, ни о каком развитии и тем более экономическом результате не будет и речи.

– Хорошая новость заключается в том, что большинство компаний это поняли и изменяют свои основные операционные процессы там, где экономический эффект выражается в десятках раз. Умные компании типа McKinsey говорят, что денежный поток тех, кто сегодня внедрил какие‑то технологии искусственного интеллекта, к 2030 году может увеличиться на 120 %. Остальные будут довольствоваться 20 % роста, – подчеркнул спикер, выступая на Национальном промышленном форуме. – Другое дело, что в сфере промышленности любые проекты должны внедряться только в сотрудничестве производственников, технологов, специалистов, умеющих анализировать данные, и айтишников. Если есть единое целеполагание, решительный руководитель, то и результат будет хорошим.

Вице-президент РСПП Сергей Мытенков считает, что современные технологии помогают предприятиям выживать в сужающемся рынке и делать свою компанию, свои товары более конкурентоспособными.

К примеру, в компании «Металлоинвест» кардинальные изменения начались три года назад. По словам директора по стратегии, развитию и трансформации ООО «УК «Металлоинвест» Юрия Гаврилова, это было осознанное решение:

– Дело не в том, чтобы следовать какому‑то тренду или быть модным с точки зрения цифровизации. На самом деле, все достаточно просто. В текущих условиях рынок не просто волатилен, он становится практически непредсказуемым. Требования к продукции меняются настолько быстро, что, придерживаясь старых подходов, порой не успеваешь реагировать, анализировать причину и следствие. Для этого нужны совершенно новые системы, анализы, современные методы управления, контроля качества на всей цепочке технологического производственного процесса, с тем чтобы отслеживать многие параметры одновременно.


"Денежный поток тех, кто сегодня внедрил какие‑то технологии искусственного интеллекта, к 2030 году может увеличиться на 120 %. Остальные будут довольствоваться 20 % роста."


Осознав это, мы стали смотреть: а что, собственно, должны делать по‑другому. Оказалось, у нас очень хорошие технологи, которые работают по 20 лет, а некоторые и больше, они замечательно знают свою технологию, но не всегда могут ее описать и перевести в цифровой формат. Тогда мы поняли, что нам нужна комплексная система.

В какой‑то степени мы следовали в фарватере, многие из наших партнеров уже прошли этот путь, большинству потребовалось пять-семь лет, чтобы достигнуть цифровой зрелости. Проанализировав их опыт, поняли: такого запаса времени у нас нет, нужно сделать то же самое максимум за три года.

Первый шаг – наращивание внутренних компетенций специалистов. До этого у нас была сильная команда айтишников, но они работали по старым, традиционным системам. Наша задача заключалась в том, чтобы построить единую общую систему по всем нашим предприятиям, чтобы ИТ-специалисты работали с одними и теми же массивами данных в режиме реального времени и обрабатывали их. Параллельно нужно было вырастить новых специалистов, которые бы все это знали, могли управлять процессами и, самое важное, – развивались в профессиональном плане.

Год назад, понимая, что максимальная точка нагрузки по проекту пройдена, руководство предприятия задумалось – что делать дальше. Тогда была разработана долгосрочная ИТ-стратегия, куда включены блоки по последующему развитию для всей группы, за которые будут отвечать внутренние специалисты, прошедшие через этап внедрения и получившие практический опыт работы.

– Конечно, сложностей было немало, – продолжает эксперт. – Мы первыми в России внедрили систему SAP HANA в полном функционале. Обычно все идут блоками, поэтапно, а мы сразу пошли по всему периметру. Насколько мне известно, даже в мире нет таких прецедентов. Мы внедряли систему следующим образом: 12 основных функциональных направлений рассматривались нами как бизнес-процессы по составляющим цепочкам.

По каждому из этих процессов создавались кросс-функциональные группы с участием айтишников, производственников, технологов, менеджеров и владельцев отдельных функций. Вместе мы проектировали эти процессы, смотрели, как они работают, проверяли, вносили соответствующие корректировки, с тем чтобы система получилась действительно единая и общая.

Юрий Гаврилов подчеркнул: сегодня большая роль отводится данным, получаемым в режиме онлайн с производственных площадок, но не столько их достоверности, сколько возможности дальнейшего использования.

– Раньше для принятия решения, с учетом человеческого опыта и возможности, было достаточно одного набора переменных. Сейчас при наличии электронных систем данных стало намного больше, как и переменных. Выбрать из них драйверы, которые по‑настоящему влияют на процесс, скорость, себестоимость, затраты, качество – одна из приоритетных задач с точки зрения развития ИТ-систем в рамках всей нашей группы, – резюмировал эксперт.


Почему умирают данные?

Генеральный директор НПО «Адаптивные промышленные технологии» (СП АО «Лаборатория Касперского» и НПП ИТЭЛМА) Андрей Суворов отмечает: говоря о данных, нужно понимать, что именно подразумевается под понятием «промышленные данные».

– Они порождаются там, где происходят гидравлические, пневматические и электрические процессы, то есть там, где нет клавиатуры, – поясняет эксперт. – В среднем на типовом производстве существует полторы тысячи типов сигналов. Каждый тип сигналов, каждое измерение может генерить информацию, такой снапшот (от англ. snapshot – мгновенный снимок) – 10‑15 тысяч в секунду. Если помножить на длину этого измерения, что в промышленности составляет 80 байт, и потом взять это все и переделить, мы поймем, что если кто‑то хочет собирать все данные в промышленности для последующей монетизации, то, например, моего не самого последнего смартфона хватит на 30 секунд. Потому что за одну минуту в этом среднем контуре SUTP генерится 100 гигабайт.

Для справки: для тех, кто уже пользуется продвинутой системой прогностики, где бы то ни было: в энергетике, станкостроении, как правило, со склада серверов для последующего анализа с большой гордостью собирается 100 гигабайт в день. По информации многих источников, могу сослаться на Всемирный экономический форум Давоса и Всемирный промышленный форум, 85‑90 % промышленных данных сейчас просто умирают, не доходя до SCADA и MES.

Вопрос в том, когда вы будете готовы на основании тех данных, которые сегодня умирают, кардинально перестроить бизнес-модели и бизнес-процессы.

Допустим, сейчас молодежь поминутно платит за многие элементы.

Так вот, по сути дела, это та же возможность сдать в аренду ваш станок, получить какую‑то ценность не от продажи самого физического продукта, который производит ваш завод, а, например, от метра пробега шины или количества вращений шарикоподшипника. Но это можно сделать, только если вы в режиме реального времени сможете анализировать информацию из промышленного контура, которая, как я, претендуя на оригинальность, утверждаю, пока умирает.

В этой связи, считает Андрей Суворов, как минимум нужен новый канал доставки и анализа информации. Идеология платформы промышленного интернета говорит, что надо уметь снимать все данные и передавать их не в SCADA-серверы, а в платформу промышленного интернета для накопления, визуализации и анализа.

– Здесь возникает определенный элемент, так называемый шлюз подключения, это еще одно кардинальное отличие от того же мира SCADA-систем.

Он позволяет, помимо информации с контроллеров и датчиков, снимать и передавать информацию о местоположении вашего работника, условиях окружающей среды, которые могут серьезно влиять на качество производимых продуктов и, собственно, анализировать эту информацию, – рассказывает эксперт. – И все бы хорошо, но нужно понимать: если планируем в очень дорогой сегмент наших промышленных активов поставить какой‑то элемент, который будет связан с аналитикой, то киберриски неизбежны.

Спикер привел в пример случай, произошедший летом 2017 года с компанией «Маерск», когда вирус-вымогатель NotPetya полностью остановил всю компьютерную систему подразделения APM Terminals, которое управляет терминалами в 76 портах в 59 странах мира. 14 дней управление корпорацией велось вручную. Официальные потери компании составили не менее 300 миллионов долларов при том, что ее ежегодная прибыль – 350 миллионов долларов.


Выйти на новое качество труда

Некоторые отечественные и зарубежные компании уже тестируют интересный проект – «Цифровой рабочий». Речь идет об интеграционной платформе, объединяющей системы глобального и локального позиционирования, обработки данных c носимых устройств, видеонаблюдения, видеоаналитики, контроля и управления доступом, предсменного осмотра.

По словам основателя, генерального директора компании КРОК Бориса Бобровникова, платформа обрабатывает информацию со всех источников, отображая полную картину событий в трехмерном цифровом двойнике промышленного объекта. Ко всему прочему, система умеет анализировать данные для выявления угроз и рисков травматизма. Таким образом, утверждает эксперт, можно выяснить, какова производительность труда конкретного сотрудника.


"Сегодня большая роль отводится данным, получаемым в режиме онлайн с производственных площадок, но не столько их достоверности, сколько возможности дальнейшего использования."


– Происходящая в настоящий момент цифровая трансформация подразумевает «смену мозгов», как, впрочем, и смену представлений о жизни и бизнесе. Те, кто не перестроится, столкнутся с некоторыми проблемами, – говорит господин Бобровников. – Допустим, когда у вас есть цифровой образ или цифровой двойник предприятия, вы можете заниматься моделированием – моделировать повышение или уменьшение производительности труда, изменять разные процессы, выходя на новое качество труда.

Технологий появляется все больше, и они открывают перед нами колоссальные возможности. Взять те же VR-решения, используемые промышленными компаниями для тренингов, обучения, моделирования напряженных, аварийных ситуаций. По большому счету, это просто некий инструмент, который помогает экономить средства и повышать производительность труда. То есть тут большая «смена мозгов» не нужна, но, с моей точки зрения, переключение с реальных физических тренажеров на виртуальные тоже требует определенных усилий.

Глава компании «КРОК» уверен, что цифровая трансформация позволяет высвободить интеллектуальный потенциал всех сотрудников организации:

– Трансформация – это история не про консалтинг, не про то, что кто‑то приходит и говорит: «Вам, ребята, надо сделать это так, а это так…» Это абсолютно не работает. Мы собираем группы людей, которые творят по определенной методологии при помощи трекеров, модераторов и внешней экспертизы. Они придумывают, как реконструировать то, что у нас есть, запустить новую модель продаж, новую модель маркетинга, новую финансовую модель, как по‑другому организовать питание сотрудников, как изменить образ мышления.


"Трансформация – не некий проект, у которого можно померить KPI и сказать, к какому результату мы придем. Это как река, вступив в которую, ты не можешь выйти и плывешь по ней, не зная, что встретишь на пути. Компания, побоявшаяся войти в эту реку, будет стагнировать"


Мы уже почти два года находимся в этой трансформации и сделали примерно 60 % от всего, что хотели. Но трансформация – не некий проект, у которого можно померить KPI и сказать, к какому результату мы придем. Это как река, вступив в которую, ты не можешь выйти и плывешь по ней, не зная, что встретишь на пути. Компания, побоявшаяся войти в эту реку, будет стагнировать, – убежден Борис Бобровников.

Также спикер заметил, что сегодня компании все чаще продают не конкретный товар, а сервис.

– Недавно в Москве запущен сервис, когда любой желающий, скачав приложение, может выбрать себе автомобиль из определенного списка, выбрать цвет, комплектацию, что угодно, и взять машину на какое‑то время от месяца. Поездив на ней, он может ее сдать, при этом у него нет проблем ни со страховками, ни с технобслуживанием, ни с зимней-летней резиной, все это автоматически будет меняться. Если автомобиль надоел, через приложение можно выбрать другую машину.

Раньше, в советское время, каждый должен был иметь машину, квартиру, дачу, сейчас это не обязательно. Достаточно снимать, арендовать. Мы переходим к совершенно другой модели, – привел пример Сергей Мытенков. – Год назад вместе с главой РСПП Александром Шохиным мы были в Германии, и в ходе посещения завода Mersedes у большей части российской делегации возник вопрос: «Вот мы вкладываем в RND, в цифру. Когда это отобъется?» Но немцы не понимали, ведь у них уже отбивается: 40 % всех доходов компания вкладывает в RND, в цифровизацию. Выходит, инвестировав деньги в интеллект, в технологию, компания становится более конкурентной и зарабатывает на этом.


Уже живем в цифровом мире

По мнению директора по маркетингу и монетизации инноваций АО «ЭР-Телеком Холдинг» Виктора Мазурика, Россия движется несколько в другую сторону, чем другие страны:

– При акценте государства на политику импортозамещения мы сталкиваемся с ситуацией, когда технологии, которыми живет весь мир, в России начинают пробуксовывать или попадают в режим ожидания, – считает он. – Сейчас видим следующую тенденцию: крупные отечественные промышленные компании, которые работают на международных рынках, начали формировать собственную экспертизу. Если они вначале только пилотировали с кем‑то решения, теперь начали формировать у себя целые подразделения.

Некоторые уже имеют более сотни сотрудников, занимающихся только поиском новых идей, цифровой трансформацией конкретных направлений внутри компании. Среди них есть те, кто, увидев результат от пилотных проектов, начинает их тиражировать. Выбирается одно из предприятий или какой‑то региональный «куст» предприятий и начинается движение.

Как правило, по факту, идет цифровизация в старом понимании – доавтоматизация. Новые технологии, в частности промышленный интернет вещей, помогает эти мелкие задачи решить. При этом только у некоторых предприятий есть сформулированная в том или ином виде программа цифровой трансформации, в которой определено, к чему компания хочет прийти через два-три года или через пять лет. Основная же часть компаний находится в задумчивости. Отчасти именно поэтому цифровизация идет в России медленно.

Юрий Гаврилов не считает нашу страну отстающей:

– Да, возможно, пока цифровые решения не применяются масштабно, – считает эксперт. – Но мы к этому придем, это нужно принять как неизбежность. Нужно в это встраиваться, нужно этому учиться, ведь мы уже живем в цифровом мире.



МНЕНИЯ

Андрей Суворов, генеральный директор НПО «Адаптивные промышленные технологии» (СП АО «Лаборатория Касперского» и НПП ИТЭЛМА):

– Если говорить о вещах, которые требуют обсуждения и вмешательства, то одна из серьезнейших тем успешной цифровизации промышленности – это осознание катастрофического дефицита кадров, который нельзя восполнить ни системными интеграторами, ничем. Согласно мировой статистике, в данный момент на три открытых вакансии в промышленности есть один кандидат. То есть высоки шансы того, что успешная компания на рынке промышленности может забрать у двух других ценные кадры.


Игорь Богачев, генеральный директор ООО «Цифра»:

– Главам производственных компаний нужно перестать бояться цифровизации и постараться разобраться, как информационные технологии могут повлиять на бизнес. Но технологии не живут в отрыве от управления, соответственно, внедряя их, будьте готовы изменить управление. Учитывая, что цифровизация – тема новая для всех, компаниям, как крупным, так и небольшим, стоит наладить взаимодействие, обмениваться лучшими практиками для того, чтобы сомневающиеся люди поверили, что это вообще возможно.


Автоматизация в энергетике, Цифровая трансформация, Цифровизация

Нюансы цифровизации: невозможное возможноКод PHP" data-description="Цифровые технологии стали неотъемлемой частью нашей жизни. Многие компании все чаще прибегают к умным решениям, чтобы упростить какие‑либо процессы. При этом оказывается, не все руководители производственных предприятий достаточно осведомлены о возможностях, которые открываются при внедрении интеллектуальных технологий.<br /> " data-url="https://www.eprussia.ru/epr/383-384/1371404.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/5f1/5f16e0aa00840fb093a09775da5365cd.jpg" >

Отправить на Email


Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.