16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/381-382/9968993.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 01-02 (381-382) январь 2020 года

Построил ветропарк – продлил жизнь

Мировая энергетика Татьяна РЕЙТЕР 1028

Найдена взаимосвязь между здоровьем населения и состоянием атмосферного воздуха в странах с разными темпами роста возобновляемой и низкоуглеродной энергетики.

Гарвардская модель

В ноябре 2019 года ученые Гарвардской школы общественного здравоохранения (Harvard TH Chan) опубликовали результаты исследований, которые легли в основу нового метода оценки воздействия возобновляемой энергетики. Исследователи проанализировали два вида преимуществ от замены традиционных электростанций на возобновляемые источники: это климатическая польза, связанная с сокращением выбросов углекислого газа, и увеличение продолжительности жизни населения за счет снижения смертности от вредных загрязнений. В итоге была разработана удобная для пользователя модель, которая позволяет сравнить, как меняются эти преимущества в зависимости от географии возобновляемых источников энергии.

Согласно результатам исследований, климатические преимущества достигают максимума в странах, где в энергобалансе преобладают угольные электростанции: Монголии, Ботсване, Эстонии, Ираке и Австралии. Польза для здоровья жителей наиболее значительна в странах с высокой плотностью населения, где люди вынуждены жить в зоне источников выбросов, включая Мьянму, Бангладеш, Эфиопию, Индию и большую часть Восточной Европы.
Расчеты показывают, что ветряная турбина или солнечная панель, размещенные в Индии, могут продлить в 30 раз больше жизней, чем при размещении той же самой турбины или панели в США. Климатические выгоды в этом случае будут примерно в два раза выше.

– Новая глобальная модель позволяет оценивать выгоды от использования ВИЭ на уровне каждой страны и от сокращения выбросов парниковых газов, и от улучшения здоровья населения из‑за снижения загрязнений воздуха. Такого инструмента еще не было в области инвестиций в устойчивую экономику, – отметил научный сотрудник Гарвардской школы и ведущий автор исследования Джонатан Буонокор.

Чтобы оценить практические возможности созданной модели, ученые сравнили показатели пяти компаний, работающих с ВИЭ, которые предоставили свои операционные данные для разных стран и данные органов здравоохранения. Сравнение выявило значительный разброс в достигнутых результатах оздоровления от присутствия ВИЭ – как климата, так и качества жизни населения. Например, условная ветроэнергетическая компания, работающая в Индии, может сохранить около 250 жизней на каждую 1000 дополнительных МВт установленной энергии ветра в год. В то же время ветряные компании, которые работают в Северной Америке или в Европе, спасают 25 жизней при таком же объеме установленной ветровой мощности.


Угольным станциям не оставили шансов

В Калифорнийском университете в Сан-Диего подсчитали экономические и социальные последствия вывода из строя локальной угольной генерации – основного источника выбросов углекислого газа СО2. Как следует из статьи, опубликованной на минувшей неделе в журнале Nature Sustainability, в период с 2005 по 2016 год в континентальной части США переход от угольных электростанций к источникам энергии с меньшими выбросами спас приблизительно 26,6 тысячи жизней и 570 млн бушелей зерновых культур.

Переход от угля к природному газу в целом сократил выбросы СО2, а также изменил местные уровни загрязнения в сотнях районов, поясняется в публикации. Например, при сжигании угля образуются твердые частицы в нижних слоях атмосферы, что может повлиять на человека, растения и региональный климат. Все загрязнители, включая аэрозоли, озон и другие соединения, образующиеся при сжигании угля, могут нанести ущерб здоровью человека при вдыхании, а также оказывают вредное воздействие на жизнь растений. Кроме того, они изменяют местный климат, частично блокируя солнечный свет.

Чтобы точно сравнить уровни загрязнения окружающей среды, смертности среди населения и урожайности до и после остановки угольных энергоблоков, доцент кафедры экологических наук в Школе глобальной политики и стратегии Калифорнийского университета Дженнифер Берни проанализировала многолетние данные ряда государственных организаций. Среди них – Агентство по охране окружающей среды (EPA), спутниковые и поверхностные измерения EPA и NASA, Центр по контролю заболеваний, Министерство сельского хозяйства США.

Берни установила, что в период 2005‑2016 гг. закрытие угольных энергоблоков спасло около 26,6 тыс. жизней и 570 млн бушелей кукурузы, сои и пшеницы в ближайших к электростанциям окрестностях. Если бы за этот период угольные электростанции были выведены из эксплуатации полностью, то это предотвратило бы более 329 тыс. преждевременных смертей и сохранило бы примерно 10,2 бушелей сельскохозяйственных зерновых культур, что эквивалентно половине их годового производства в США.

– Мы много слышим о парниковом газе в общем и об экономических последствиях для США при переходе с угля на природный газ, но решения меньшего масштаба, составляющие эту большую тенденцию, имеют действительно важные локальные последствия. Анализ позволяет общинам дать более тщательную и точную оценку затрат и выгод от местных инвестиций в энергетическую инфраструктуру, – отмечает Дженнифер Берни. Она также делает вывод, что новые энергоблоки на природном газе не являются полностью благоприятными для экологии. Хотя выбросы новых электростанций отличаются от смеси загрязняющих веществ от угольных установок, требуется больше исследований, чтобы полностью оценить их воздействие.

По мнению ученого, проведенное исследование позволяет учитывать не только выбросы парниковых газов, но также аэрозоли и другие соединения, связанные с производством энергии, которые наносят не менее существенный ущерб. Понимание этого механизма может привести к определению реальной стоимости источников энергии для инвесторов и к более эффективному смягчению последствий выбросов.


Социальная стоимость углерода растет с каждым годом

Следуя логике глобальной экологической политики, каждое промышленно развитое государство несет ответственность за состояние климата, по мере сил инвестирует в «зеленую» экономику и сокращает парниковые выбросы. Мерой экономического ущерба, вызванного последствиями изменения климата, является социальная стоимость углерода (SCC), которая рассчитывается для каждой страны на тонну выбросов углекислого газа. Эта величина используется правительствами также в качестве основы для расчета безуглеродных кредитов или цены на углерод.

Фактические данные SCC (от $ 177 до $ 805 для разных стран), опубликованные в октябре 2018 года в газете The Guardian по итогам исследований Калифорнийского университета, шокировали общество, так как показали, насколько они выше официально установленных: в США на тот момент реальный страновой показатель составлял около $ 50. Администрация Трампа оценивает общую социальную стоимость углерода и того ниже, в $ 1‑7 за тонну, что «в корне неверно и основано на ошибочных предпосылках». Об этом незадолго до нового года сообщил, выступая в Конгрессе, профессор экономики Чикагского университета Майкл Гринстоун, который является содиректором Лаборатории климатического воздействия (CIL). В ней ученые-климатологи, экономисты, эксперты, исследователи и аналитики из нескольких университетов работают над выработкой точной оценки воздействия климатического кризиса на основе данных десятков стран мира. По словам экономиста, эта работа направлена на прогнозирование изменений в смертности, использовании энергии, урожайности в сельском хозяйстве, производительности труда и уязвимости прибрежных районов из‑за дополнительных тонн выбросов СО2, а также на монетизацию этих расходов для общества.

В своем выступлении Гринстоун озадачил конгрессменов прогнозами на текущий век: по данным исследователей CIL, глобальный уровень смертности, вызванный изменением климата, к 2100 году превысит уровень смертности от инфекционных заболеваний в уходящем году. Гринстоун предположил, что когда лаборатория завершит свою работу, полученная социальная стоимость углерода будет намного выше даже оценки администрации Обамы ($ 51).

– Этот результат говорит о том, что федеральное правительство систематически недооценивает социальные издержки выбросов CO2, – сообщил ученый. – Уровень смертности, который мы рассчитываем, в 10 раз превышает стоимость смертности, лежащую в основе SCC эпохи Обамы, и до двадцати раз – чем SCC администрации Трампа.

По словам Гринстоуна, смертность от изменения температуры составляет лишь небольшую часть общих социальных затрат на углерод, однако только эта доля уже обходится обществу в $ 23,6 на каждую тонну выброшенного углерода.
О том, станут ли выводы ученых весомым аргументом в пользу развития «зеленой» энергетики или внедрения иных способов сокращения парниковых выбросов, не сообщается, однако в Гарвардской школе общественного здравоохранения уверены, что предложенные модели помогут инвесторам и политикам принимать более обоснованные стратегические решения по достижению целей ООН в области устойчивого развития.


Возобновляемая энергетика, Экология

Отправить на Email

Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.