16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/300/2735638.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 15-16 (299-300) август 2016 года

Дальний Восток: неинвестиционный диагноз энергетики

Дальний Восток среди регионов России – территория с самыми большими особенностями, в том числе и отраслевыми. Оторванность от Единой национальной энергосистемы с каждым годом создает все больше сложностей. Дмитрий Селютин, и. о. генерального директора Дальневосточной энергетической управляющей компании, считает, что дальневосточную модель реформы энергетики следует признать неудачной.

Оторванность некоторых районов от Единой национальной энергосистемы (ЕНЭС) с каждым годом создает все больше сложностей не только для региональных потребителей, но и для самой энергетики, а значит, и для экономики в целом. Специалисты все чаще говорят об очевидной тенденции к формированию единого «центра силы» в электроэнергетике Дальнего Востока, причем на эту роль поочередно претендуют различные национальные энергокомпании.

Дмитрий СелютинЕсть также мнение, что чудо-лекарства для спасения Дальнего Востока до сих пор нет. Хотя среди рассматриваемых вариантов так или иначе найдется разумный. Об этом мы побеседовали с Дмитрием Селютиным, исполняющим обязанности генерального директора АО «Дальневосточная энергетическая управляющая компания» («ДВЭУК»), которая в этом году отметила пятнадцатилетний юбилей своей работы на Дальнем Востоке.

– Дальний Восток – специфический регион: большие территории, суровый климат, малая плотность населения… Безусловно, все это повлияло на развитие дальневосточной энергетики. Какие основные особенности вы можете выделить?

– Среднегодовые темпы прироста электропотребления в целом по энергозоне Дальневосточного федерального округа за последние пять лет выше среднероссийских показателей – 1,3 процента против 0,4 процента в среднем по России. Однако динамика электропотребления по дальневосточным субъектам неоднозначна. Это связано с тем, что структура энергетики действительно имеет очень серьезные особенности, которые были сформатированы в период становления экономики Дальнего Востока, начиная с конца XIX века.

Базовым принципом реформирования электроэнергетики России являлась попытка формирования конкурентного рынка электроэнергии и мощности. В связи с географическими, технологическими, экономическими, геополитическими особенностями этот процесс на Дальнем Востоке проходил совершенно особым образом.

Дальневосточную модель реформы электроэнергетики следует признать неудачной. Создан квазирынок с большой долей административной составляющей, который не только не содержит драйверов внутреннего развития, а, скорее, консервирует собственное далеко не блестящее состояние. Система управления энергетикой региона предельно бюрократизирована. Это проявляется в чрезвычайно сложной корпоративной составляющей принятия решений и в избыточности административно-государственного влияния.

Администрирование тарифов с целью их минимизации по факту не приводит к повышению эффективности тарифной структуры, а, напротив, ухудшает ее через рост удельного веса управленческих расходов, снижение доли затрат на реновации и инвестиции, предопределяет необходимость перекрестного субсидирования.

Энергокомпании, работающие на Дальнем Востоке, борются в результате не за эффективность, доходность работы, не за потребителя, а за административно-государственный ресурс, позволяющий снижать убытки.

Никаких инвестиций, кроме бюджетных, либо опосредованно бюджетных через компании с государственным участием, в электроэнергетику региона за последнее десятилетие не осуществлялось. Это, если хотите, диагноз состояния отрасли.

– Предпринимались ли попытки изменить ситуацию?

– Такое понимание пришло в середине нулевых после вывода не только об отсутствии потенциала роста электроэнергетики макрорегиона, но и ее неизбежной деградации с точки зрения состояния активов. Поэтому в этот период было осуществлено несколько если не разнонаправленных, то уж точно не синхронных попыток провести некие терапевтические процедуры по излечению болезней, которыми страдает организм отрасли, некоторые из которых хронические, а некоторые вновь приобретенные.

Во-первых, к числу таких попыток можно отнести инкорпорирование «РАО ЭС Востока» в структуру «Русгидро». Последняя лучше себя явно чувствовать не стала, поэтому возник вопрос о ее докапитализации в целях рефинансирования долгов «РАО ЭС Востока». Возможно, это свершится, что, впрочем, абсолютно не ликвидирует сами причины роста долговой нагрузки генерирующих и сетевых компаний Дальнего Востока.

Во-вторых, государство осуществило несколько серьезных бюджетных инъекций в дальневосточную энергетику. Это строительство крупных сетевых объектов силами «ДВЭУК» в Приморском крае, Республике Саха (Якутия), Амурской и Магаданской областях. Аналогичные процедуры проводятся и через финансирование строительства объектов тепловой генерации, интегрируемых в контур «РусГидро». Эффект от этих мероприятий, безусловно, не мгновенный, но по симптомам полезный.

В-третьих, становится все более очевидной тенденция к формированию единого «центра силы» в электроэнергетике Дальнего Востока, причем на эту роль, зачастую против своей воли, а «только волею государства, повелевшего», поочередно претендуют национальные энергокомпании. В текущем режиме это «РусГидро», время от времени о таком же желании и возможностях заявляют сетевые монополии – ФСК и «Россети». При этом не стоит забывать, что центростремительная тенденция в отрасли уравновешивается центробежной силой. Это не только закон физики, но и закон системной организации. Поэтому не стоит рассчитывать на однозначно положительный эффект консолидации в одной структуре генерации, транспортировки, распределения и сбыта электроэнергии. Последствия деятельности в условиях монополии хорошо известны.

– Что делать сейчас, чтобы «вылечить» дальневосточную энергетику?

– Необходимо избавиться от иллюзий, что существует «чудо-таблетка» от болезней дальневосточной энергетики. Поручим Дальний Восток «РусГидро» – и доктора из крупнейшей российской энергокомпании все вылечат. Практика показывает, что так не происходит, а наблюдается ровно обратный процесс – долги Дальнего Востока ухудшают финансовое самочувствие материнской компании.

Поэтому необходим комплекс согласованных, хорошо продуманных мер.

На сегодняшний день важно восстановить полностью уничтоженный системный процесс по формированию прогнозных балансов производства и потребления электроэнергии. Ранее эту работу осуществляло АПБЭ (Агентство по прогнозированию балансов в электроэнергетике). Министерство энергетики самоустранилось от формирования прогнозных балансов в принципе, Российское энергетическое агентство такой задачи перед собой не видит. «Системный оператор ЕЭС России» формирует балансы, во‑первых, только по зоне своей ответственности, исключая технологически изолированные энергосистемы, во‑вторых, не располагая данными потенциальных инвесторов на Дальнем Востоке, в‑третьих, эта работа, как правило, осуществляется в тарификационных целях.

Я был участником нескольких совещаний на высоком уровне, где обсуждались вопросы целесообразности строительства крупных сетевых объектов в восточной части России, например энергомоста Магадан – Чукотка, технические решения по внешнему энергоснабжению газопровода «Сила Сибири», трубопроводной системы «Восточная Сибирь – Тихий океан» (ТС ВСТО), золоторудных месторождений на северо-востоке Иркутской области. Итог совещаний один: решение принять не можем, поскольку не понимаем прогнозный баланс электроэнергии и мощности – «хватит – не хватит». Поэтому поручим кому‑то посчитать. На следующем совещании – поручим кому‑то другому перепроверить эти расчеты. На третьем – их уточним, поскольку кто‑то из участников заявил о намерении строить, допустим, завод по производству водорода на Колыме. Без преувеличения скажу – на коленке решения принимаются. Поэтому в полном объеме, системно и масштабно реанимировать работу по формированию среднесрочных и долгосрочных прогнозов электроэнергии и мощности с учетом перспектив интеграции ряда дальневосточных территорий в единую энергосистему – эту функцию следует вменить в обязанность Министерству энергетики РФ.

Кроме того, следует расширить зону действия операционной ответственности национальных компаний на территории Дальнего Востока. Здесь возможны два направления. Первое – расширение зоны ЕНЭС. В результате это создаст перспективу для появления новых инвесторов в Республике Саха (Якутия), увеличение налоговых поступлений в бюджеты всех уровней, обеспечение занятости населения. Но экономический рост отложен до решения проблемы субсидий.

И здесь возникает второй аспект возможного субсидирования национальных энергокомпаний с государственным участием в развитии электроэнергетики Дальнего Востока. В последнее время стартовала реализация механизма так называемого «Дальневосточного гектара». Он решает проблему народонаселения Востока России, привлечения людей в регион, развития его экономического потенциала в целом. Почему бы не ввести в правовой и экономический оборот подобное понятие «Дальневосточного киловатта»? Условно – выручка от каждого тысячного киловатта «РусГидро», «ИнтерРАО», «Росэнергоатома», компаний, занимающихся выработкой электроэнергии, аккумулируется в государственном инвестиционном фонде развития электроэнергетики Дальнего Востока, за счет которого реализуются инфраструктурные энергетические проекты на принципах инвестиционных соглашений, либо проводится реновация существующих генерирующих мощностей.

– Поможет ли предложенный вами «Дальневосточный киловатт» решить проблему перекрестного субсидирования и сделать производство электроэнергии в регионе прибыльным?

– Проблема перекрестного субсидирования предельно остро стоит перед энергокомпаниями в изолированных энергосистемах Якутии, Магадана, Чукотки, Сахалина, Камчатки, когда запредельно высокие тарифы дизельной генерации «размазываются» на всех потребителей, либо тарифная нагрузка на одну группу потребителей (население, сельское хозяйство) частично перекладывается на промышленность. Убежден, да и жизнь показывает, что это вредная практика. Одних чуть сниженный тариф не спасает, других завышенный тариф губит. Это порочный круг. Необходимо перейти на механизм прямого субсидирования потребителей либо за счет средств бюджетов (федерального и субъектов РФ), либо за счет внебюджетных источников, условно, фонда «Дальневосточный киловатт».

На Дальний Восток следует привлекать потребителей с помощью инвестиционных соглашений, пример: ПАО «Рудник им. Матросова» – Минвостокразвития. Я уже не раз говорил, что в регионе принцип «бери или плати» («take-or-pay») не работает. Мы не можем продавать электроэнергию, пока крупные потребители, нуждающиеся в ней, не возьмут на себя обязательства по ее обязательной покупке.

– Какую роль ДВЭУК сыграла в развитии энергокомплекса Дальнего Востока? Какие этапы собственного развития прошла компания с момента своего создания?

– Наша компания была учреждена РАО «ЕЭС России» в 2001 году для управления энергоактивами – как сетевыми, так и генерирующими – на Дальнем Востоке. Это было время неплатежей и веерных отключений, поэтому ДВЭУК решала антикризисные задачи в энергокомпаниях, находящихся в наиболее проблемных регионах. В разные годы компания осуществляла функции единоличного исполнительного органа в ОАО «Дальэнерго», ЗАО «ЛуТЭК», ОАО «Камчатскэнерго», ОАО «Сахалинэнерго», ОАО «Геотерм», ОАО «Хабаровскэнерго», ОАО «Амурэнерго».
К 2008 году РАО «ЕЭС России» сформировало базисную концепцию преобразований в энергетике Дальнего Востока как на основе общенациональных приоритетов реформы (разделение по видам деятельности), так и с учетом специ­фических особенностей дальневосточной энергетики (отсутствие технической возможности создания полноценного конкурентного рынка электроэнергии из‑за недостаточного развития сетевой инфраструктуры).

Однако, несмотря на завершение структурной реформы, сохранились препятствия для создания в регионе полноценного рынка энергии и мощности, энергетическая инфраструктура Дальнего Востока является непривлекательной для частных инвесторов, и приоритет в ее развитии по‑прежнему остается за федеральным инвестиционным участием. В этих условиях стартовал новый этап деятельности ДВЭУК в качестве специализированной компании по управлению государственными проектами опережающего развития энергетической инфраструктуры дальневосточных регионов.

Совокупный объем нашей инвестиционной программы в период с 2009 по 2015 год приблизился к 70 миллиардам рублей. За это время ДВЭУК приобрела широкие компетенции в строительстве высоковольтных линий в изолированных энергосистемах, накопив уникальный опыт реализации энергоинфраструктурных проектов в особых природно-климатических условиях Дальнего Востока.

– Можно ли сказать, что удалось, а что – нет?

– Мы подтвердили свою эффективность и компетентность как инвестиционная компания, которая умеет строить большие, сверхсложные энергообъекты, объекты инженерной инфраструктуры в срок и с серьезной экономией средств федерального бюджета. Все объекты, которые построила компания за это время, востребованы. Это касается и комплекса инженерных сооружений на острове Русский, поскольку там ДВЭУК возводила не только объекты генерации и сетевые объекты, но и дорожные объекты, объекты водоснабжения и водоотведения. Это касается и линии «Чернышевский – Мирный – Ленск – Пеледуй» в Якутии, которая является самым крупным электросетевым объектом на Дальнем Востоке, введенным в эксплуатацию за последние двадцать пять лет. И наших объектов в Магаданской области. С точки зрения востребованности этих объектов для создания базовой инфраструктуры в регионе, сроков их возведения, стоимости – это удачный опыт.

Неудачный опыт – сложившаяся практика распоряжения нашими активами. Изначально предполагалось, что данные активы будут переданы на возмездных условиях в операционное управление соответствующим специализированным компаниям в регионах. По факту этого не произошло по самым разным причинам, несмотря на наличие поручений правительства РФ. Мы из этого, безусловно, сделали выводы. То, что этого не произошло, абсолютно не связано с качеством построенных объектов или их загрузкой. Это связано с неотработанными финансовыми механизмами, которые лежат за пределами компетенций ДВЭУК. В перспективе мы учтем эту практику, даже начиная с мелких вещей: например, в комиссию по вводу в эксплуатацию будем включать представителей будущей эксплуатирующей организации.

– Почему магистральные сети, построенные вами в Якутии, до сих пор не работают в ЕНЭС? Ведь сообщалось, что этот процесс стартовал еще в прошлом году.

– Хотя мы определены государством в качестве заказчика-застройщика по реализации крупнейших инвестиционных проектов в электроэнергетическом строительстве, вопросы дальнейшего эффективного использования вводимых нами мощностей не могут не волновать компанию, в том числе, конечно, тарифные последствия для потребителей и вопросы развития территорий.

Основная цель реализации инвестиционных проектов ДВЭУК в Якутии общей стоимостью более 43 миллиардов рублей – создание достаточной энергетической инфраструктуры для обеспечения надежного энергоснабжения и оптимального режима функционирования проектов государственного значения – ТС ВСТО, газотранспортной системы для Иркутского и Якутского центров газодобычи «Сила Сибири». В результате было построено более 1800 километров магистральных сетей и пять крупных подстанций.

На последних этапах строительства наших электросетевых комплексов, на площадке отраслевого министерства мы поставили вопрос о порядке дальнейшего использования вводимых в эксплуатацию объектов и передаче их в ведение операционных энергетических компаний. Согласно целевой модели управления активами, введенные в эксплуатацию электросетевые объекты в середине 2015 года приказом Минэнерго были отнесены к ЕНЭС.

Начатое присоединение Западного энергорайона Якутии к Объединенной энергосистеме Востока (ОЭС Востока) в истории современной российской энергетики фактически стало первым шагом назревшего процесса интеграции технологически изолированных энергорайонов восточной части страны в единую электросеть России. Более того, принятая концепция по отнесению к ЕНЭС вводимых магистральных электросетевых комплексов в Якутии нашла свое подтверждение в перечне поручений президента России от 24 сентября 2015 года, касающихся оптимизации дальневосточных тарифов.

В марте 2016‑го «Системный оператор ЕЭС» успешно провел испытания и подтвердил возможность устойчивой совместной работы Западного энергорайона Якутии и ОЭС Востока, что повышает надежность электроснабжения потребителей и существенно улучшает качество регулирования частоты. По итогам указанных испытаний согласован план реализации первоочередных мероприятий по обеспечению длительной параллельной работы двух энергосистем. Основной фронт работы по установке и вводу на отдельных энергообъектах в западной Якутии дополнительного оборудования закреплен за «Якутскэнерго».

Сегодня объекты построены и введены в эксплуатацию, технологическая связь обеспечена – все предпосылки для интеграции в ЕНЭС и, самое главное, для покупки потребителями дешевой электроэнергии с оптового рынка созданы. Но в Республике Саха (Якутия) продолжается практика котлового ценообразования для магистральных электрических сетей и перекрестного субсидирования, то есть вся нагрузка по содержанию новых магистральных ВЛ дополнительным рублем легла на плечи крупных потребителей региона.

Якутия искусственно исключена из зоны ЕНЭС по инициативе региональных властей, которые препятствуют выходу на оптовый рынок крупных потребителей, задействованных в перекрестном субсидировании тарифов на территории республики. Причем логика действий правительства региона тоже понятна: субъект РФ не имеет собственных источников для субсидирования тарифа, поэтому уход крупных потребителей приведет к существенному росту тарифа для всех остальных, включая социальные объекты, бытовой сектор.

Отмечу, что спустя десять месяцев с момента отнесения наших объектов к ЕНЭС, в апреле 2016 года Минэнерго отменило первоначальное решение и новым приказом исключило объекты ДВЭУК из ЕНЭС. При этом на последнем отраслевом совещании по обсуждаемому вопросу нам было заявлено, что «это временная мера» и ЕНЭС в Якутии появится тогда, когда местные власти добьются успехов в борьбе с перекрестным субсидированием, а региональная энергокомпания-оператор сможет должным образом решить вопросы, обозначенные органами диспетчерского управления ЕЭС России.

Получается, что в процессе решения вопроса цель была подменена и государственная задача поиска механизма снижения тарифов до инвестиционно привлекательного уровня решается исходя из интересов конкретного региона. Сети строятся для потребителей, почему же никто не смотрит на то, какой эффект от принимаемых решений получит потребитель?

– А каковы последствия принятых решений для вашей компании?

– Из-за неустойчивости разработанного Минэнерго порядка зонирования ЕНЭС на Дальнем Востоке ДВЭУК как компания – заказчик-застройщик была вынуждена нести все убытки по содержанию электросетевого имущества на балансе. Отрицательный финансовый результат за вторую половину 2015 года составил 384 миллиона рублей. Еще большая сумма убытка ожидается по итогам шести месяцев текущего года – не менее 629 миллионов рублей, так как вплоть до середины июня без тарифного регулирования у ДВЭУК отсутствовал источник финансирования для покрытия затрат на содержание имущества.

Проще говоря, на период отнесения наших объектов к ЕНЭС мы лишились котлового тарифа в регионе и статуса территориальной сетевой организации (ТСО), не имея возможности на возмездной основе передать наши объекты под управление оператора ЕНЭС – Федеральной сетевой компании. Данная ситуация возникла в связи с пробелом в законодательстве, которым не определен порядок использования объектов и ценообразования в «переходный» период, то есть с момента потери компанией статуса ТСО до момента получения тарифа как объекта ЕНЭС. Также нельзя не учитывать и риски вынужденной эксплуатационной деятельности в режиме прохождения осенне-зимнего периода при отсутствии необходимых средств на поддержание объектов в надлежащем состоянии, а какой климат в Якутии, говорить излишне.

Вместе с тем, вся эта история затруднила исполнение указа президента России по обеспечению в приоритетном порядке технологического присоединения к электрическим сетям нефте- и газотранспортной инфраструктуры «восточного» маршрута. Отсутствие тарифа делало невозможным осуществление мероприятий по подключению объектов ВСТО и магистрального газопровода «Сила Сибири» к сетям ДВЭУК в целях обеспечения их электроснабжения.

Сейчас эта проблема частично решена: компания вернулась обратно к тарифному регулированию в субъекте РФ, нам установлен тариф на передачу электроэнергии, теперь мы ожидаем установления платы за технологическое присоединение новых объектов. Однако это не позволяет достигнуть главной цели – снижения тарифов для потребителей, которое станет возможным только после того, как наши сети будут интегрированы в ЕНЭС.

Ранее мы выступили с предложением разработать и утвердить на базе отраслевого министерства «дорожную карту» для разграничения ответственности и синхронизации сроков интеграции в ЕНЭС. В феврале текущего года данная инициатива была поддержана на совещании у заместителя председателя правительства РФ Аркадия Дворковича, по итогам которого Минэнерго России совместно с заинтересованными сторонами поручено разработать и утвердить соответствующий документ.

– Что конкретно появление ЕНЭС в республике дает потребителю?

– Данное решение позволяет промышленным потребителям Западного энергорайона Якутии платить за транспорт (передачу) электроэнергии в составе своих издержек на энергоресурсы в пять-семь раз меньше по сравнению с сегодняшней сетевой составляющей в составе тарифа от «Якутскэнерго». При этом включение указанных объектов в ЕНЭС не повлияет существенным образом на рост тарифа ФСК, так как емкость этого «котла» абсолютно не соизмерима с затратами на содержание якутских объектов. Не меньший эффект для крупных и средних потребителей в объеме возможной экономии при оплате генерации, то есть самой электроэнергии, может также достигаться при их выходе на оптовый рынок. По нашим подсчетам, базирующимся на балансе потребления в Западном энергорайоне Якутии, в текущем году суммарный эффект для промышленных потребителей по этим двум составляющим мог бы достигнуть 7 миллиардов рублей.

Эта целевая эффективность и высвобождаемая экономия могла бы быть направлена промышленными предприятиями на решение разного рода задач на местах – поддержание рабочих мест, сохранение социальной базы, реализацию неотложных инвестиционных проектов для развития производства и инфраструктуры в условиях отсутствия необходимой бюджетной поддержки и сложившегося финансового кризиса.

В настоящее время нужно определенно исходить из того, что возникновение ЕНЭС в Якутии означает перезагрузку всей отрасли, переоценку границ ответственности операторов, начало новых экономических отношений и, вероятнее всего, реорганизацию вертикально интегрированной энергосистемы республики.

– В конце апреля полпред президента России в ДФО Юрий Трутнев по итогам рабочего совещания в Магадане пригрозил, что привлечет Счетную палату разбираться с задержкой ввода в эксплуатацию ВЛ «Оротукан – Палатка – Центральная». Он отметил, что реализация проекта затягивается, потому что Мин­энерго не синхронизировало строительство и реконструкцию подведомственных объектов, а в проект уже вложено более 10 миллиардов рублей, большая часть из которых поступила из федерального бюджета. Разъясните, пожалуйста, ситуацию…

– На строительство этой линии затрачено около 7 миллиардов рублей федеральных средств, остальное – собственные средства ДВЭУК. Однако для подключения построенной линии требуется еще порядка 2 миллиардов рублей. В соответствии с законодательством эти затраты должна нести местная сетевая организация «Магаданэнерго», которая своевременно не выполнила работы по техприсоединению данной линии из‑за отсутствия средств.

Надо сказать, что по обсуждаемому вопросу сложилась обширная судебная практика, из которой следует сделать однозначные выводы. Вывод первый: «Магаданэнерго» не осуществило предусмотренные законодательством действия по технологическому присоединению. Вывод второй: департамент цен и тарифов Магаданской области принял необоснованную величину платы за технологическое присоединение, которая отменена судом. За дальнейшее бездействие на департамент наложены штрафные санкции. Эта дискуссия продолжается три года – безвозвратно потерянное время для реализации проекта.

Какое было решение по итогам визита Юрия Трутнева? Однозначно определено, что эти работы выполняет сетевая организация. Мы предложили «Магаданэнерго» выкупить у нас проектную документацию, предназначенную для техприсоединения. Они отказались ее выкупать, сказали, что «мы, наверное, сделаем свою». И пока «Магаданэнерго» не примет на себя обязательства по техприсоединению линии, ДВЭУК будет нести затраты по обеспечению ее сохранности, платить налоги за землю, объект не будет включен в технологический оборот энергетической системы. Теперь «Магаданэнерго» думает, каким образом будет реализован комплекс мер по технологическому присоединению. И мы готовы всячески этому содействовать.

Другое дело, что эта линия действительно необходима для обеспечения устойчивой работы Центрального энергоузла Магаданской области путем выдачи мощности Колымской и Усть-Среднеканской ГЭС. Вторая и главная задача строительства данной ВЛ – разгрузить подстанцию «Усть-Омчуг» и создать условия для строительства магистральной линии «Усть-Омчуг – Омчак» с целью энергообеспечения Наталкинского ГОКа. Это нужно сделать к 2018 году.

Еще одна актуальная проблема – асинхронность действий потребителя и энергетиков. К примеру, АО «Рудник им. Матросова» как разработчик Наталкинского месторождения должно было запустить в промышленную эксплуатацию свой ГОК еще в 2015 году, под эти обязательства наша линия и строилась. Потребитель не выполнил обязательств. В результате линия «Оротукан – Палатка – Центральная» построена нами в согласованные сроки, не включена и будет востребована, по большому счету, не раньше чем через год.

– Какая текущая ситуация с реализацией проекта по строительству ВЛ «Усть-Омчуг – Омчак»?

– ДВЭУК выступила заказчиком разработки проектной документации на основании поручения полномочного представителя президента России в ДФО, и в марте текущего года проект был разработан. Ответственным за строительство ВЛ назначено АО «Рудник им. Матросова». По соглашению с Минвостокразвития частный инвестор получит для строительства данной линии федеральную субсидию в размере 9,9 миллиарда рублей.

Мы уже передали проектно-сметную документацию АО «Рудник им. Матросова», которое стало владельцем этого проекта. В сентябре проект будет адаптирован к потребностям ГОКа, после этого необходимо пройти госэкспертизу и получить субсидию.

– Планируете ли вы участвовать в Восточном экономическом форуме (ВЭФ), который пройдет в начале сентября во Владивостоке? Какие проекты вы планируете обсуждать на мероприятии? Каков шанс заполучить реальных инвесторов на подобных площадках?

– Безусловно, такие площадки важны для обмена опытом, поиска новых контактов и заключения перспективных контрактов. На ВЭФе мы планируем подписать многостороннее соглашение по строительству ВЛ «Мирный – Сунтар – Нюрба» (третий и четвертый пусковые комплексы). Кроме нас и правительства Республики Саха (Якутия) соглашение могут подписать другие хозяйствующие субъекты. Кто именно, пока говорить рано – это в стадии проработки. Данная линия имеет высокую хозяйственно-экономическую и социальную значимость для территории. Реализация проекта позволит снять ограничения по новым подключениям, обеспечить надежное и бесперебойное электроснабжение существующих потребителей и сократить расход дизельного топлива на 5 тысяч тонн в год.

Добавлю, что помимо непосредственного участия в деловой программе ВЭФа перед компанией стоит серьезная организационная задача по энерго-, тепло- и водообеспечению площадки форума на острове Русский. И я уверен, что мы с ней справимся.


Электроэнергетика, Энергетические системы, Электрические сети, Инвестиции,

Дальний Восток: неинвестиционный диагноз энергетикиКод PHP" data-description="Дальний Восток среди регионов России – территория с самыми большими особенностями, в том числе и отраслевыми. Оторванность от Единой национальной энергосистемы с каждым годом создает все больше сложностей. Дмитрий Селютин, и. о. генерального директора Дальневосточной энергетической управляющей компании, считает, что дальневосточную модель реформы энергетики следует признать неудачной.<br /> " data-url="https://www.eprussia.ru/epr/300/2735638.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/5c0/5c012bb3c18c8c41c9b912db4259b0ed.jpg" >

Отправить на Email


Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.