16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/277/2112462.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 17 (277) сентябрь 2015 года

Законодательные новшества

Энергетика: законы Антон КАНАРЕЙКИН 2790

Ближайшие месяцы, возможно, станут судьбоносными для российской энергетики, ведь по планам правительства именно этой осенью ожидается принятие национальной энергостратегии до 2035 года. Однако и помимо утверждения этого безусловно важнейшего документа в российской энергетике происходят заметные и важные события, а значит, мы продолжаем обзор ключевых государственных инициатив в энергетической сфере.

Для кого пишется энергостратегия?

Что касается энергостратегии РФ до 2035 года, то, как сообщил глава Минэнерго Александр Новак, она может быть рассмотрена правительством в ноябре текущего года, а к его концу планируется принять генеральные схемы развития нефтяной и газовой отрасли.
Напомним, что летом господин Новак говорил: Министерство энергетики планирует к концу года скорректировать энергостратегию-2035 с учетом нового макро­экономического прогноза, который разрабатывается в Министерстве экономического развития.

Представленный в марте проект энергостратегии до 2035 года предусматривает объем инвестиций примерно в 2,5 триллиона долларов США, а также предполагает значительный рост добычи газа и выработки СПГ: увеличение добычи газа к 2035 году должно составить до 805−880 миллиардов кубометров в год с нынешних 640 миллиардов кубометров, выработки СПГ – в шесть раз, до 82 миллиардов кубов.

Впрочем, некоторых экспертов смущают озвучиваемые цифры. Так, по мнению руководителя Департамента исследований ТЭКа Института проблем естественных монополий Александра Григорьева, непонятно, кому ставятся эти задачи? Этот документ родом из энергопрограмм времен советской плановой экономики. В советских реалиях такой документ не вызывал вопросов – тогда государство обладало всеми хозяйственными рычагами, министерство спускало план, он выполнялся. В той командно-административной системе было понятно, кто будет добиваться его выполнения и нести в случае чего ответственность.

Как отмечает специалист, сейчас, если государство прописывает, сколько ресурсов будет добываться, нужно прописать, кто их будет потреблять. Кроме того, необходим план «Б» на случай, если спрос на эти ресурсы окажется ниже или выше ожидаемого уровня. Иными словами, такой документ не может полноценно работать в условиях рыночной экономики: никто не способен с такой точностью оценить спрос на ресурсы через десять и уж тем более двадцать лет. Поэтому если государство чего‑то требует, оно должно совместно нести риски с теми же, к примеру, угольными компаниями.

По словам господина Григорьева, очевидно, что документ формировался с учетом общей программы развития страны, при этом не всегда понятно, чем обусловлено появление в нем конкретных цифр, допустим, тех же 880 миллиардов кубометров газа: это то, что мы теоретически можем добыть, или то, что будет в реальности? Если нынешняя энергостратегия – просто государственный прогноз, это одно дело, а если под ее выполнение мы начнем «выстраивать» работу давно негосударственных хозяйствующих субъектов, то совсем другое. В целом эксперты склоняются к мнению, что в рамках таких документов, как энергостратегия, можно пожертвовать цифрами, но сосредоточиться на рассмотрении рисков и возможностей.

Как подчеркивают специалисты, энергостратегия должна содержать механизмы взаимодействия частного бизнеса и государства, а также оценку рисков и возможностей. Например, появления новых технологий, которые могут поставить под угрозу возможности России как экспортера энергоресурсов. Кроме того, в документе должно быть прописано, через какие промежутки и на основании каких принципов он может быть серьезно пересмотрен, а не просто откорректирован. И самое главное – необходимо прописать конкретную цель, которой планируется достичь. Вместе с тем, как замечает тот же Григорьев, он, безусловно, позитивно оценивает те изменения, которые претерпевает в последние годы энергетическая стратегия России. «Над документом действительно ведется серьезная работа. Вместе с тем, эту работу нельзя прекращать», – отмечает эксперт.



Тарифами будут управлять антимонополисты

Важное событие также случилось в конце июля, когда Владимир Путин своим указом упразднил Федеральную службу по тарифам и передал ее функции Федеральной антимонопольной службе.

Такое решение президент принял по рекомендации Дмитрия Медведева, который отметил, что обе службы выполняют очень близкие задачи. Согласно президентскому указу, «ФАС является правопреемником упраздняемой ФСТ, в том числе по обязательствам, возникшим в результате исполнения судебных решений».

Одновременно с этим президентским указом правительству был дан ряд поручений. В частности, обеспечить непрерывность осуществления передаваемых ФАС функций упраздняемой ФСТ. А также предусмотреть сохранение кадрового потенциала ликвидируемой службы в целях реализации функций, выполняемых ею до настоящего времени. Кроме того, кабмину поручено в трехмесячный срок привести свои акты в соответствие с подписанным указом, представить предложения по приведению в соответствие с ним актов президента и обеспечить «проведение иных мероприятий, необходимых для реализации» указа.

Мероприятия по упразднению Федеральной службы по тарифам (ФСТ) в связи с ее присоединением к Федеральной антимонопольной службе (ФАС) должны быть завершены до 1 марта 2016 года. Это следует из распоряжения правительства РФ, размещенного на официальном интернет-портале правовой информации.

О том, что новая структура будет иметь серьезное влияние на экономику страны, заявил первый вице-премьер Игорь Шувалов, который сравнил нового мегарегулятора по значимости с Центральным банком. «Внутри правительства сейчас появляется отдельный регулятор, который по своей рыночной силе, конечно же, будет сравним с Центральным банком РФ, – это единый регулятор на базе Федеральной антимонопольной службы, который будет включать в себя функции Федеральной службы по тарифам. И это очень сложный путь, потому что у наших естественных монополий существует определенная привычка защищать свои инвестиционные расходы, просить у правительства все время новых решений по тарифам для того, чтобы обеспечивать расходы», – сказал господин Шувалов.

Он отметил, что не все естественные монополии заботятся о снижении издержек и повышении эффективности труда. «Сложилась определенная система отношений, которую нам сейчас придется изменять. Это будет очень болезненно и тяжело. Но мы здесь не хотим допускать никаких революционных движений, уничтожать то, что было накоплено, и будем мягко как‑то отстраивать новый институт», – сказал Шувалов.

Он отметил, что правительство сначала пошло по пути создания единого мегарегулятора на базе Центрального банка России. «Для нас это был сложный шаг, лет двадцать, наверное, спорили, нужно это делать или нет», – сказал первый вице-премьер. Шувалов отметил, что опыт создания мегарегулятора на основе Банка России оказался очень успешным.



КОМ в горле

На фоне вопросов с энергостратегией у Минэнерго продолжает «болеть голова» и по проекту постановления по долгосрочному конкурентному отбору мощности (КОМ) на 2016‑2019 годы. В начале августа Белый дом вернул Минэнерго на доработку проект постановления по КОМу, так как, по мнению аппарата, министерство при разработке документа не выполнило требований регламента, связанных с оценкой экономических последствий и финансовым обоснованием. Впрочем, проект не понравился и участникам рынка: энергокомпании требуют дополнительной индексации цен, а потребители жалуются на то, что цены и так слишком сильно вырастут.

Все же стоит отметить, что Мин­энерго исправилось, и в последний день августа кабинет министров РФ утвердил значения предельных уровней цен на мощность, используемых для определения спроса на мощность при проведении в 2015 году долгосрочного конкурентного отбора мощности (КОМ) с началом периода поставки 1 января 2016 года.

Напомним, что долгосрочные отборы мощности (определяют постоянную ежемесячную плату для наиболее эффективных электростанций) были заложены еще в реформе РАО «ЕЭС России», но их введение каждый год откладывалось. Сейчас, согласно подготовленному Минэнерго проекту, КОМ на 2016 год проводится до конца октября, на 2017‑2019 годы – 15 декабря (с 2016 года должны ежегодно проходить отборы с началом поставки мощности через три года). Долгосрочный КОМ позволит энергокомпаниям планировать реконструкцию и вывод оборудования, а также лучше прогнозировать свой денежный поток. Но возвращение проекта в Минэнерго создает риск того, что регуляторы не уложатся в срок.

Минэнерго предлагает утверждать «вынужденных» еще до проведения КОМа. При получении статуса вынужденного генератора блоку рассчитывается тариф, который выше цены рынка. Традиционно основной объем вынужденной генерации утверждался уже после КОМа – на правительственной комиссии, которая рассматривала списки тех, кто не прошел отбор. В итоге получалось, что потребители оплачивают не только отобранную рынком мощность, покрывающую их спрос, но и сверх того содержание вынужденных генераторов.

Чтобы этого избежать, предлагается утверждать вынужденных перед отбором. Мощность блоков, получивших этот статус, будет учитываться на КОМе как обязательная к покупке, и ее владельцы не могут подавать ценовые заявки. Схожие положения Минэнерго представляло еще в июне. По новым правилам, говорилось в презентации Минэнерго, при проведении КОМа «вынужденные» должны учитываться как заведомо отобранные, а их мощность укладываться в ценопринимающую часть предложения. Отнесение генмощностей к «вынужденным» после КОМа производиться уже не будет, подчеркивалось в презентации. В противном случае, объясняло Минэнерго, «поставщики заведомо нужные станции будут выводить из КОМа, а цена КОМа достигать максимума, в результате нужные станции в дополнение к дорогому КОМу будут оплачиваться как вынужденные».

Как прокомментировали в НП «Совет рынка» (регулятор энергорынков), новая схема сделает отбор корректнее: сразу определяется вся оплачиваемая мощность, а тем генераторам, которые видят хотя бы минимальные шансы пройти КОМа по цене, будет невыгодно подавать заявки на статус вынужденных.

Однако идеология долгосрочного КОМа от Минэнерго по‑прежнему вызывает нарекания участников рынка – потребителей и генераторов. Напротив, Сообщество потребителей электроэнергии считает, что Минэнерго предлагает не решать проблему избытка мощности, а обязать потребителей оплачивать ненужную генерацию еще как минимум четыре года.

Перенос оплаты вынужденных генераторов по теплу на субъект Федерации также существенно ухудшит экономическую ситуацию в регионах, считает директор НП «Совет производителей энергии» Игорь Миронов. «Резкий рост платежей может вызвать негативный социально-экономический эффект накануне выборов, – отмечает он. – Мы надеемся, что власти более взвешенно подойдут к решению вопроса оплаты вынужденных по теплу».

Законодательные новшестваКод PHP" data-description="Ближайшие месяцы, возможно, станут судьбоносными для российской энергетики, ведь по планам правительства именно этой осенью ожидается принятие национальной энергостратегии до 2035 года. Однако и помимо утверждения этого безусловно важнейшего документа в российской энергетике происходят заметные и важные события, а значит, мы продолжаем обзор ключевых государственных инициатив в энергетической сфере.<br /> " data-url="https://www.eprussia.ru/epr/277/2112462.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/76a/76a63f6f06b3a34db34138af70ac5085.jpg" >

Отправить на Email


Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.