16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/137/10605.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 21 (137) ноябрь 2009 года

Энергосбережение – дело частное

Перефразируя знаменитый афоризм Ильфа и Петрова, можно сказать, что энергосбережение в России – дело самих потребителей энергии.

Несмотря на злободневность данной темы, реальная инициатива по снижению потребления энергоресурсов исходит скорее «снизу», чем «сверху». У этого явления, считают эксперты «Энергетики и промышленности России», есть и обратная сторона. В числе существенных проблем, мешающих внедрению энергосберегающих решений, – не только пробелы законодательства и доступа к кредитам, но и дезинформирующие мифы, а также недостаток информации о возможностях энергосбережения.

Мы задали экспертам следующие вопросы:

• как вы считаете, насколько существенны стимулы, побуждающие российские предприятия и организации заниматься вопросами энергосбережения? Что перевешивает: выгоды или препятствия к осуществлению энергоэффективной политики?

• как выглядит ситуация не только в экономике России в целом, но и в отдельных ее отраслях, в том числе в энергетике, строительстве, ЖКХ?

• насколько значителен, по вашим оценкам, потенциал повышения энергоэффективности в России?

Роман Волынский, юрист компании Mannheimer Swartling:

– Российская Федерация, безусловно, обладает значительным потенциалом в области энергосбережения. По неофициальным данным, объем годовых энергетических потерь Российской Федерации сопоставим с объемом годового энергопотребления Франции. Однако данный вопрос по‑прежнему требует детального изучения и применения комплексных мер, не ограничиваясь лишь «лампочками».

В настоящий момент в России действует только один эффективный рычаг, побуждающий предприятия внедрять энерго-сберегающие технологии, – экономия. Статья 14 действующего Федерального закона «Об энергосбережении» декларирует льготы, предоставляемые компаниям, производящим или внедряющим энергосберегающее оборудование и технологические решения. Но мне неизвестен ни один случай практического применения данных льгот.

В России, на наш взгляд, существует несколько причин, препятствующих внедрению энерго-сберегающих технологий. Первая причина – неосведомленность менеджеров и собственников предприятий относительно положительного финансового эффекта, связанного с внедрением энергосберегающих технологий. Вторая – отсутствие доступного финансирования для внедрения энергосберегающих технологий на российском рынке финансовых услуг.

Для абсолютного большинства компаний условия кредитования, предлагаемые российскими банками, являются абсолютно неприемлемыми и буквально сводят на нет эффект от подобных инвестиций. При этом известны примеры, когда иностранные финансовые институты, такие, как Международная финансовая корпорация (IFC) или Северная экологическая финансовая корпорация (NEFCO), предоставляют российским предприятиям «дешевые» и «длинные» целевые денежные средства на внедрение энергосберегающих технологий. Третья проблема – отсутствие государственной поддержки в этой сфере. Теоретически такая поддержка должна предоставляться не столько в форме прямого финансирования, сколько в виде таможенных и налоговых льгот для предприятий, производящих или внедряющих энергосберегающее оборудование и технологии.

Сравнительно недавно глава МЭР Эльвира Набиуллина публично заявила, что в стенах МЭР разрабатывается законопроект по внесению изменений в Налоговый кодекс РФ, предусматривающий освобождение от налога на имущества на один год предприятий, приобретающих энергосберегающее оборудование. Но реакция Минфина на это заявление пока неизвестна.

Недавние заявления высшего руководства нашей страны не исключают развития ситуации по сценарию применения «кнута» наравне с «пряником». С другой стороны, дополнительные ужесточения в этой отрасли могут негативно отразиться на энергетической отрасли в целом, особенно если учитывать проблемы, с которыми сталкиваются компании при подключении к энергетическим сетям и увеличении мощностей. Применительно к ЖКХ вообще очень сложно говорить об энергосбережении, так как уровень развития и управления в этой сфере до сих пор оставляет желать лучшего. Необходимо реформировать саму систему ЖКХ, заставить ее жить в рыночных условиях. Иначе внедрение энергосберегающих технологий «сверху» вновь приведет к известному результату.

Максим Титов, руководитель программы по стимулированию инвестиций в энергоэффективность Международной финансовой корпорации (IFC):

– Основной стимул к экономии энергии для каждого предпринимателя – снижение затрат, особенно при постоянно растущих тарифах на энергоносители. Правда, руководители предприятий обращают внимание в основном на общие энергозатраты, а не на их долю в себестоимости единицы производимой продукции. Снижение себестоимости за счет уменьшения энергозатрат делает продукцию предприятия более конкурентоспособной, и это актуально для всех отраслей промышленности и сельского хозяйства.

Среди препятствий к повышению энергоэффективности – неэффективная система управления, когда руководители и специалисты энергослужб неспособны договориться о взаимодействии, говоря на разных языках, и зачастую преследуют разные цели в реализации проектов, не слыша друг друга. Кроме того, не все руководители понимают, что модернизация производственного оборудования тоже способствует повышению энергоэффективности.

Например, на одном из заводов по производству напольных покрытий руководство долго не обращало внимания на предложения главного энергетика. Только после того, как из‑за внепланового отключения электроэнергии производство остановилось и предприятие понесло значительные потери, было решено установить собственную когенерационную установку, хотя экономическая эффективность этого проекта была уже давно доказана расчетами главного энергетика. Кроме этого, руководство наконец обратило внимание на ряд дополнительных мероприятий, предлагавшихся энергослужбой. Комплексный подход и взаимодействие позволили предприятию обеспечить бесперебойную работу и достигнуть снижения себестоимости продукции за счет экономии доли энергозатрат.

Что касается стоимости финансирования энергосберегающих мероприятий, то зачастую проект по замене старого, неэффективного оборудования на новое генерирует положительные денежные потоки за счет снижения энергозатрат, обеспечивающего возврат большей части заемных средств. В долгосрочной перспективе достигнутая экономия окажется выше, чем стоимость заемного финансирования. Наша задача состоит в том, чтобы не только содействовать финансированию энергоэффективных проектов, но и информировать предприятия о малозатратных и управленческих мерах снижения энергозатрат. Так, например, автоматизация системы оттайки охлаждающих приборов в холодильных камерах, предложенная при экспресс-энергоаудите предприятия, при стоимости 100 тысяч рублей позволит предприятию экономить более 120 тысяч рублей в год.

По данным отчета IFC и Всемирного банка «Энергоэффективность в России: скрытый резерв», опубликованного в 2008 году, в настоящее время объем неэффективного использования энергии в России равен годовому потреблению первичной энергии во Франции. Для реализации потенциала повышения энергоэффективности необходимы инвестиции в размере 320 миллиардов долларов США. Данные инвестиции приведут к годовой экономии для конечных потребителей в размере примерно 80 миллиардов долларов США и могут окупиться всего за четыре года.

Эффект для экономики в целом значительно больше: 120‑150 миллиардов долларов США в год экономии на энергетических издержках и дополнительных доходов от экспорта газа. На уровне национальной экономики капиталовложения в энергоэффективность могут окупиться за два-три года. Реализовав потенциал повышения энергоэффективности, Россия сможет сэкономить 240 миллиардов кубометров природного газа, 340 миллиардов кВт-ч электроэнергии, 89 миллионов тонн угля и 43 миллиона тонн сырой нефти и ее эквивалента в виде переработанных нефтепродуктов.

Один из популярных российских мифов об энергоэффективности связывает высокую энергоемкость российской экономики с географическим положением и холодным климатом нашей страны. Тем не менее, по данным Международного энергетического агентства, энергоемкость ВВП России приблизительно в 6 раз больше, чем в Канаде. Скорее, это можно объяснить тем, что стоимость энергоресурсов в течение долгого времени была очень низкой и культура экономного использования ресурсов отсутствует до сих пор.

Провод, Генерация, Лампа , Мощность, Сети , Электроэнергия , Энергия , Энергосбережение, Кабельная арматура, СРО,

Энергосбережение – дело частноеКод PHP" data-description="Перефразируя знаменитый афоризм Ильфа и Петрова, можно сказать, что энергосбережение в России – дело самих потребителей энергии. <br>" data-url="https://www.eprussia.ru/epr/137/10605.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/cf1/cf18ddc7717c71bc5d42afe656988fb2.jpg" >

Отправить на Email


Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.